Пн, 22 Июля, 2019
Липецк: +24° $ 63.02 71.01
Пн, 22 Июля, 2019
Липецк: +24° $ 63.02 71.01
Пн, 22 Июля, 2019

Жизнь и война капитана Полянского

Марина Полякова | 13.05.2019 14:22:51
Жизнь и война капитана Полянского

В руках у меня мемуары ветерана Великой Отечественной войны Марка Полянского. С «Итогами недели» ими поделилась внучка Марка Павловича, липчанка Елена Полянская

Подполковник в отставке Марк Полянский оставил интереснейшие воспоминания о своей жизни. Они нигде не опубликованы, но бережно хранятся в семейном архиве. Написаны мемуары в 1982-1983 годах, а умер ветеран в 1988-м.

Повесть под названием «Воспоминания и размышления» родные перевели в электронный вариант. И передают её уже своим внукам. Все поколения Полянских теперь связаны мемуарами деда. Хочется надеяться, что связь эта будет неразрывной.

Детство и юность

Марк – четвёртый из пятерых детей в крестьянской семье Полянских – родился 26 сентября 1916 года в деревне Третье Выгорное Тимского уезда Курской губернии. Жили Полянские трудно и скудно как в царские времена, так и после революции.

Марк Павлович вспоминает, что его отец Павел Фёдорович Полянский ненавидел царский режим и всей душой принял советскую власть, был убеждённым атеистом и агитатором за колхоз, свободное время проводил за чтением книг и газет.

Мать Пелагея Агеевна грамоты не знала и была полной противоположностью отца – консерватор, защищала традиционный уклад крестьянской жизни, глубоко веровала в Бога. Ни о каких колхозах Пелагея Агеевна и слушать не хотела, поэтому на политической почве у родителей часто возникали конфликты, которые очень тяготили детей.

«Мы, дети, всегда жили дружно, почти никогда не ссорились, помогали друг другу», – пишет Марк Павлович.

Если не считать вспыльчивости и агрессивности отца в ссорах с матерью, то дети разделяли его взгляды и убеждения. Беседы и споры в их доме, где часто собирались соседи, достаточно сильно повлияли на мировоззрение и отношение к жизни младших Полянских. Сильнее, чем воспитание в школе.

Жили в тесноте и в нищете – не хватало питания, одежды, учебников, тетрадей, карандашей.

«На семь душ была одна комната в доме. Мы, дети, спали или на печи, или на земле, на соломе, которую приносили для отопления хаты ежедневно», – рассказывает в своей повести Марк Павлович.

До коллективизации хозяйство семьи считалось середняцким, а когда часть скотины сдали в колхоз, оно превратилось в бедняцкое со всеми вытекающими отсюда последствиями.

«В 1928-30 годах крестьяне много спорили о колхозах… Понятие о товариществах было весьма неопределённым, их больше представляли как жизнь в одной семье, что не всем нравилось», – пишет Полянский.

Детей к работе приучали сызмальства, поэтому учёбу они совмещали с тяжёлым крестьянским трудом. Но детство есть детство. Чем оно труднее, тем светлее и ярче воспоминания о нём.

Несмотря на мощную антирелигиозную пропаганду в стране, самой большой радостью для крестьян оставались православные праздники – Пасха, Троица, престольные и народные – Ивана Купалы. В эти дни люди собирались на гулянья, устраивали представления, хороводы и танцы. Народ ещё не забыл своих корней, не развеялся по городам и весям, традиция была живой и яркой.

Марк окончил среднюю школу, а затем Тимский педагогический техникум, и в 18 лет его направили в село Большие Сети директорствовать в местной школе. Люди приняли молодого учителя с осторожностью – одет бедновато, а характером уж очень своевольный. Но учительствовал Марк вдохновенно, поэтому ученики его полюбили, а за ними… и родители признали. Полянский набирал авторитет у местных жителей.

Служба в армии

В армию Марка призвали в 1937 году и направили служить в 124-й артиллерийский полк РГК, дислоцировавшийся в городе Волчанске. Солдат обучался в полковой школе разведки, получил звание сержанта и продолжил действительную службу в должности заместителя командира взвода.

Марк Павлович вспоминает об армейских буднях с удовольствием – солдаты любили и посмеяться, и подшутить друг над другом. А ещё умели отстаивать свою правоту в случае превышения полномочий старшими по службе.

В своих воспоминаниях Марк Павлович развенчивает миф, что «война началась неожиданно». Ветеран рассказывает, что о приближении «смертельной бури» знали и догадывались многие. В 1939 году в СССР приняли закон, отменивший многие льготы для призыва и увеличивший срок службы младших командиров ещё на год. Ужесточилась дисциплина. Обострилась международная обстановка.

«Однажды на занятиях зашёл разговор о войне и договоре о ненападении, – пишет Полянский. – Занятия вёл заместитель по политчасти командира дивизиона. Я и ещё несколько курсантов высказали мысль, что самым вероятным нашим военным противником является всё-таки Германия. Для Англии и Америки нет причин воевать с СССР. Политработник назвал наши предположения недопустимыми, идущими в разрез с линией партии, а вернее, с линией, которую единолично навязывал партии и народу Сталин. Линия партии и сейчас не подлежит обсуждению. Все, кто не согласен с таким положением вещей, объявляются врагами, и это я считаю великим несчастьем партии, страны и народа».

В родном селе

Вернувшись после службы домой, а это был предвоенный 1940 год, Марк Полянский продолжил работу в школе. Преподавал химию, физику, математику. Тогда у педагогов не было специализации, поэтому они занимались самообразованием и учили ребят всему, чему могли научить.

«В то время преподавание велось без системы, менялись методы обучения. Часто менялись преподаватели», – поясняет автор повести.

Отец Марка перед войной работал ветеринарным фельдшером в колхозе. Зарабатывал в год по 500 и более трудодней, а мать занималась домашним хозяйством. Дети выросли, жить стали получше. Но… молодёжи в селе осталось мало, отмечает автор мемуаров, большинство отправилось в города.

Как началась война

В июне страшного для страны 1941 года Марк Полянский ушёл в отпуск. Однако все планы нарушила война…

«В воскресенье 22 июня, позавтракав, я вышел на улицу и встретил двух друзей. Поговорили о делах, обсудили, кто из товарищей и девушек уже прибыл на каникулы домой», – описывает автор тот день.

Пошли к девчонкам, начали песни петь, а тут приходит мать приятеля и сообщает, что война началась – Молотов по радио сообщил.

«В тот день, кого ни встретишь, разговор сразу начинался о войне. Все стали грустными. Женщины, ожидая разлуку с мужьями и любимыми, плакали. Опять немчура нам несёт несчастье. Но мужчины настроены были оптимистично и уверенно, что наша возьмёт. Ведь тогда всё время говорили, что мы построили тяжёлую индустрию, что оружия у нас много и продовольственные запасы есть, никакой враг нам не страшен… На второй день начали массово вызывать людей в военкомат, собирать на сборных пунктах и командами на повозках отправлять на железнодорожные станции. На проводах – шум, плач женщин, детей, крики мужиков. Сердце сжималось от жалости к ним».

На фронте

Марк Полянский отправился на фронт в первые дни войны. В сентябре 1941 года его назначили командиром взвода управления 122-й гаубичной батареи. В том же месяце немецкие войска до­шли до Курской области, где располагался дивизион, в котором служил Марк Павлович. Фашисты значительно превосходили нас по числу боевой, особенно авиационной, техники, поэтому первые бои с захватчиками заканчивались отступлением нашей армии на северо-восток. Отступая, они прошли Свободу, Щигры, Черемисиново, Кшень, Ливны, Елец, Ефремов.

Марк Полянский вспоминает жесточайшие бои в Курской области: «Командование бригады решило вывести танки через занятый противником город Фатеж. Примерно в полночь, выстроившись колонной, танки ворвались в город и, ведя огонь, уничтожая встретившиеся огневые точки, машины, танки противника, все вышли на южную окраину города. Один наш танк подорвался на нейтральной полосе, на мине, поставленной нашими же сапёрами. В городе начались пожары, горели машины. Впервые мне, да и всем нам, разведчикам и связистам, пришлось наблюдать картину ночного танкового боя. Зрелище жуткое. Танки и пулемёты наши и противника вели огонь трассирующими боеприпасами. Разрывы, вспышки непрерывные. Ночь была тёмная, я несколько потерял ориентировку. Боясь попасть к противнику, стали ждать рассвета. Собравшись вместе, разведчики и связисты в кювете решили поспать, выставив охранение. Ориентировку потерял потому, что кругом были зарева пожаров по фронту и в тылу нашем и противника. Жгли всё: стога хлеба, склады, общественные здания и т.д. Оборону держали танки, расположившиеся по скату, обращённому к городу, прикрывая дорогу на Курск».

В его мемуарах есть страшные свидетельства о зверствах фашистов.

«В одной из деревень Орловской области перед нашим наступлением немцы расстреляли множество советских военнопленных. Их держали в деревенской церкви. Когда мы пришли, около храма были сотни трупов наших солдат с развороченными животами и черепами. В живых остались немногие. Они и рассказали, что немцы перед отступлением бросали в церковь, где находились наши солдаты, гранаты, стреляли из автоматов и кричали: «Рус, спасайся».

У мирных жителей немцы отбирали скот и птицу, а при отступлении сжигали все деревенские постройки.

«Тяжело и жалко было смотреть на голодных, измождённых людей – женщин и особенно детей, бледных, худых, одетых в лохмотья», – написал Марк Павлович.

Капитан Полянский участвовал в освобождении Ельца.

В начале февраля 1942 года его назначили на должность командира взвода разведки штабной батареи 55-й стрелковой дивизии, которую направили на Северо-Западный фронт. В 1943 году дивизия участвовала в Курской битве. Потом были Украина, Белоруссия, Латвия… После освобождения Риги 55-ю стрелковую переподчинили Балтийскому флоту.

Марка Полянского перебросили на советскую военную базу Порккала в Финляндию, где он и остался служить после войны.

За смелость и отвагу

За проявленное в боях мужество капитан Марк Полянский был награждён орденом Отечественной войны I степени, орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Орден Отечественной войны II степени он получил за подвиг, совершённый 17 октября 1943 года. Капитан Полянский, находясь у орудий прямой наводки, установленных на правом берегу Днепра, мужественно и решительно вёл огонь по огневым точкам противника и отбивал контратаки немецкой пехоты и танков.

На сайте «Подвиг народа» мы нашли наградные документы на Марка Полянского. В них написано: «Находясь на передовой линии в боевых порядках пехоты, Полянский обнаружил два наблюдательных пункта противника, миномётную батарею, три отдельных орудия, автоматическую пушку и три станковых пулемёта. Все они были уничтожены. Кроме того, Полянский подавил два миномётных расчёта и одну артиллерийскую батарею.

Заслуга капитана Полянского и в том, что при смене огневых позиций и продвижении вперёд он умело подбирал огневые позиции для батарей, в результате чего дивизион не имел потерь в материальной части».

А орден Красной Звезды капитан получил за бой с немецкими захватчиками в июле 1944 года. 2 июля Третий дивизион поддерживал 228-й стрелковый полк, наступающий на деревню Полежачгора. Капитан Полянский разработал план артиллерийского наступления. Пехота ворвалась в деревню и стала закрепляться. Противник ожесточённо сражался за выгодный рубеж обороны, два раза переходил в контратаки. И оба раза наступление фашистов останавливали артиллеристы, которыми руководил капитан Полянский. К исходу дня наша пехота заняла Полежачгору.

В бою 13 июля 1944 года за деревню Купятычи дивизион капитана Полянского уничтожил 75-миллиметровое орудие прямой наводки и два станковых пулемёта противника, что позволило нашим войскам освободить деревню Купятычи.

В семье бережно хранят память о нём

На пенсию Марк Павлович вышел в звании подполковника в 1967 году с должности начальника штаба полка. В Курске устроился на радиозавод «Маяк» (сейчас его уже нет) заместителем начальника охраны, работал в месткоме, парткоме, комиссии по распределению жилья. В мирной жизни заслуги Марка Полянского отмечены медалью «За долголетний и доблестный труд».

Ветеран умер 8 февраля 1988 года. В семье бережно хранят память о нём.

– Мы каждый год ездили к дедушке и бабушке на каникулы. Нас, внуков, он очень любил. Дедушка был человеком оптимистичным, настойчивым и справедливым, и если он ругал, то только за дело. Он вёл дневник наших хороших и плохих дел и, конечно, нам становилось стыдно за проступки. Кроме того, он был очень остроумным, ценил хороший юмор и добрую шутку. Уважал женщин, не терпел мата в разговоре. Учителем он работал с 18 до 21 года, а его ученики и после войны много лет вспоминали его и писали ему письма, это о многом говорит! – рассказывает «Итогам недели» внучка Елена Полянская.

Фото из семейного архива Полянских


Группа младших командиров. Полковая школа. Волчанск, 24.04.1940 года

Группа младших командиров. Полковая школа. Волчанск, 24.04.1940 года

Капитан Полянский (справа в нижнем ряду) с сослуживцами

Капитан Полянский (справа в нижнем ряду) с сослуживцами

После освобождения Риги 55-ю стрелковую дивизию переподчинили Балтийскому флоту. Полянского отправили на советскую военную базу в Финляндию

После освобождения Риги 55-ю стрелковую дивизию переподчинили Балтийскому флоту. Полянского отправили на советскую военную базу в Финляндию

Семья Полянских

Семья Полянских

Группа младших командиров. Полковая школа. Волчанск, 24.04.1940 года Капитан Полянский (справа в нижнем ряду) с сослуживцами После освобождения Риги 55-ю стрелковую дивизию переподчинили Балтийскому флоту. Полянского отправили на советскую военную базу в Финляндию Семья Полянских
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных