Чт, 12 Декабря, 2019
Липецк: +1° $ 63.72 70.50
Чт, 12 Декабря, 2019
Липецк: +1° $ 63.72 70.50
Чт, 12 Декабря, 2019

Три попытки приватизации

Виктор Елисеев | 27.05.2019 00:57:35
Три попытки приватизации

В 2022 году в России будут праздновать 350-летие со дня рождения первого российского императора Петра I. Кузница Гефеста. Барельеф на памятнике Петру Первому в Липецке

Во время царствования Петра Великого Липские (Липецкие) железоделательные заводы, выпускавшие чугунные и железные припасы – пушки, плоское и осмигранное железо, сталь, ружья, проволоку, – внесли огромный вклад в победу России над Швецией в Северной войне 1700 – 1721 годов

Краеведы подсчитали: каждая вторая пушка, стоявшая на вооружении в молодом российском флоте и армии, отливалась на Липских заводах. В «штате» этих предприятий, а также Козьминского (поставлял для флота якоря) и Боринского (первый железоделательный завод Липецкого края, построенный в конце XVII века дьяком Кузьмой Бориным) заводов в то время насчитывалось 528 человек.

За два года до смерти царя-реформатора – в 1723 году – на Верхнем и Нижнем Липских заводах отлили 189 пушек для флота и 293 чугунные пушки – для военных гарнизонов. Кроме того, отлита, но «не пробована» была 41 пушка. Ещё при жизни самого Петра дважды – в 1723 и 1724 годах – именным указом объявлялось об отдаче расположенных в Воронежской губернии двух казённых заводов – Липских и Боринского – на откуп. Тогда желающих взять это добро в свои руки не нашлось.

Не сошлись…

Наблюдая за полным упадком Липских заводов, в 1730 году правительство вновь обратилось с указом об отдаче предприятий на откуп. Самодержец-реформатор уже давно почил в бозе, в «аренду» его детище сдавала племянница, царствующая государыня Анна Иоанновна.

Вскоре крупный тульский заводчик-предприниматель Пастухов решился «подобрать» наследство Петра Великого. Харитон Антипович прибыл из Тулы в губернский Воронеж, где в местной канцелярии собственноручно подтвердил готовность взять на откуп в вечное содержание Боринский завод. От Липских заводов туляк категорически отказался.

Боринский завод – первенец металлургии в Липецком крае – Пастухов просил отдать «с платежом десятой доли, что сделается у них на заводах, в казну, и сверх (того) делать на тех же заводах Адмиралтейству припасы, как… за деньги, тако же обязуются… и оружейным мастерством к лутчей государственной ползе».

Вскоре у Пастухова появился конкурент – воронежский купец Пустовалов. Он и его компаньоны предложили Адмиралтейству свои условия откупа Боринского завода.

Но правительству и Адмиралтейству в первую очередь хотелось пристроить приходившие в упадок Липские заводы.

Шло время. Вопрос о приватизации завис. Заводы влачили жалкое существование. Адмиралтейская коллегия, ведущая этими предприятиями, в согласовании с Морской комиссией в 1736 году вновь принимает решение «публиковать» в трёх российских городах – Туле, Воронеже и Санкт-Петербурге – объявление: не пожелает ли кто-нибудь ещё, кроме Пастухова и Пустовалова со товарищи, взять на откуп Липские заводы?

Пастухова и Пустовалова в расчёт уже не брали, ибо они пеклись лишь о Боринском заводе. А Военная комиссия приняла решение, согласно которому «однех без других (то есть Боринского без Липских. – Прим. автора) в вечное содержание просителям не отдавать». В столице предполагали, что найдутся новые «охочие» люди, которые возьмут заводы на откуп. В Санкт-Петербурге уже готовили на всякий случай проект договора, где оговаривали, что тот, кто брал заводы в вечное содержание, «не токмо их в таком состоянии, как ныне обретаются, содержать, но к лутчей государственной пользе и прибыли».

Маховик государственной бюрократической машины завертелся. Стараясь сбыть заводы, особую ставку делали на металлургическую Тулу. Уже через девятнадцать дней после решения Морской комиссии сюда поступил указ об отдаче на откуп заводов. Вместе с указом в Тулу прислали и три экземпляра билета для публикации. Тульский воевода «публиковал их неоднократно в надлежащих местах», но «ко взятью оных заводов на откуп охочих людей не явилось».

В столице били тревогу и опять вспомнили о том же Пастухове. Было приказано срочно сыскать его. Тульский воевода и здесь проявил рвение: «Пастухова сыскать и сей императорского величества указ ему объявить, взять у него по силе сего указу подписку». Самого же Харитона Антиповича тульские чиновники-ярыжки «не сыскали».

Власти нашли только отца Пастухова – Антипа Герасимовича. Ему, старику, и зачитали указ императрицы Анны Иоанновны. Антип Герасимович, ознакомившись с высочайшим повелением, подтвердил, что его сын шесть лет тому назад собирался взять на откуп только один Боринский завод. Он заявил тульским властям, что «токмо ныне оных заводов и впредь он, Пастухов, и сын его, Харитон, взять не желают, того ради, что он (Антип) пришёл в старость, а сын ево речённый в великой скорби. К тому же в других объявленных в том же указе заводах Липских сын ево, Харитон, и не подписывался».

Так неудачно закончилась вторая попытка пристроить Липецкие железоделательные заводы.

Всесильный Демидов 

В 1742 году в правительствующий Сенат обратился известный заводчик Прокофий Акинфеевич Демидов. Он в своей челобитной просил отдать ему на откуп Липецкие и Боринский заводы. В прошении Демидов ссылался на очень ветхое состояние этих предприятий и просил Сенат передать ему заводы со всеми строениями, припасами, мастеровыми и однодворцами за шесть тысяч рублей.

Эту сумму Демидов обещал выплачивать в течение шести лет – по одной тысяче в год. За приписных к заводам работных людей Прокофий Акинфеевич брал на себя обязательство вносить подушный налог. Крупнейший предприниматель России просил также передать в его собственность все заводские кабаки с их питейными сборами. Приписных работных людей к заводам Демидов хотел заставить «зарабатывать поставкою уголья и протчими работами при оных заводах…».

Примечательно, что Харитон Пастухов был шурином Прокофия Демидова. Ясно, откуда ветер дул…

Находившаяся в это время на троне «дщерь Петрова» Елизавета Петровна, пришедшая к власти в ходе очередного дворцового переворота, старалась продолжать дело своего отца, первого императора России Петра Великого. Для руководства горным делом и железоделательными заводами была воссоздана Берг-коллегия (Горная коллегия. – Прим. автора). Липецкие заводы находились в руках Адмиралтейства, которое всеми правдами и неправдами пыталось сбыть заводы воссозданной Берг-коллегии.

А последняя, наоборот, категорически от них отказывалась, зная, в каком плачевном состоянии они находятся. В это время и подал свою челобитную Демидов. Казалось, что Прокофий Акинфеевич всё рассчитал. Он был богат, и ходили даже слухи, что Демидов чеканил деньги. На вопрос императрицы Елизаветы Петровны, чьими он деньгами рассчитывается при крупном проигрыше, заводчик ответил: «Все мы твои, матушка!» Царица только рассмеялась.

Берг-коллегия и Адмиралтейство по указу императрицы обязаны были оценить состояние заводов. Берг-коллегия командировала на предприятия берггешворена Сильвестра Петровича Бартенева (берггешворен – один из русских горных чинов XVIII века, чиновник, наблюдавший за технической и хозяйственной стороной работы на руднике и подчинявшийся бергмейстеру. – Прим. автора).

Сильвестр Петрович, согласно указу, тщательно осмотрел заводы. Кстати, именно посланец Берг-коллегии составил первый план Липских заводов. В своём отчёте в Сенат Сильвестр Петрович категорически отметал демидовскую «версию» о плохом состоянии предприятий: «…заводы состоят в доб­ром порядке, и не токмо при оных ныне две действующие домны, но и сверх того несколько готовых горнов, немалые плотины и молотовые, и оружейные фабрики, и протчее строение. Материалов и других вещей довольное число имеется, да и кроме того приписных к ним адмиралтейских казенных нужд однодворцев за выключением взятых в ландмилицию – пять тысяч семьсот шестьдесят пять крестьян и оставших церковников – пятьсот семьдесят девять, мастеров – шестьсот двадцать четыре, при них же имеются казенные лошади и сбор с мельниц, с которых и мостового в год бывает по сту (по сто) по шестьдесят по одному рублю, а лесов де к тем заводам уповательно на пятьдесят лет, а к починке до тех заводов потребна не великая сумма…»

В Сенате очень внимательно изучили выводы Бартенева, и Берг-коллегия предложила: «Не полезнее ль будет те заводы в казенном ведении содержать?..» Сказано – сделано.

Елизавета Петровна очень долго пе­реписывалась с Сенатом и Берг-коллегией о передаче заводов в «партикулярное содержание». По-видимому, ознакомилась императрица и с бартеневским отчётом. В 1746 году она повелела «Липским и Боринскому заводам быть по-прежнему в ведомстве оной Адмиралтейской коллегии».

Так неудачно закончилась вторая «приватизация» Липских железоделательных заводов. На этот раз попытку «приватизации» предпринимало не правительство, а крупнейший заводчик Российской империи Демидов.

И только третья попытка «приватизации» окончилась успешно. В 1755 году заводы передали князю Петру Ивановичу Репнину. Стоили они баснословную по тем временам сумму – 78880 рублей. Репнин купил их по дешёвке – за 20168 рублей 61 копейку в рассрочку на десять лет. Поверенный князя Богданов хозяйствовал на заводах довольно жестоко – бесщадно эксплуатировал работных людей, не выдавал им зарплату. И в 1760 году начались волнения. Металлурги создали свой штаб – Станичную избу во главе с Григорием Куприяновым. Даже аресты и ссылка в далёкий Нерчинск Куприянова с товарищами не сломили работных людей. Новые челобитные на имя императрицы Екатерины Второй возымели дело. В 1769 году князь Репнин был отстранён от владения заводами, и они вновь перешли в казённое ведомство, то есть государству. Но и после этого Липские заводы, находившиеся почти в полном упадке, продолжали давать стране металл и пушки.

Окончательно закрыли их в 1795 году. Многих металлургов переселили в далёкий Олонецкий край – в нынешнюю Карелию. 

При Петре Первом  по масштабам производства железа Россия обогнала индустриальную Англию  и прочно заняла первое место в мире

При Петре Первом по масштабам производства железа Россия обогнала индустриальную Англию и прочно заняла первое место в мире

«Пушки» – памятник зарождению металлургии в Липецке. Установлен у входа в Нижний парк со стороны Петровского спуска в 1960-е годы по проекту Е. Сысоева и В. Колтакова

«Пушки» – памятник зарождению металлургии в Липецке. Установлен у входа в Нижний парк со стороны Петровского спуска в 1960-е годы по проекту Е. Сысоева и В. Колтакова

Так выглядел железоделательный завод в XVII веке

Так выглядел железоделательный завод в XVII веке

Одним из первых предприятий, которые Пётр Первый передал Демидовым, был Невьянский завод. С него началось громадное металлургическое производство на Урале

Одним из первых предприятий, которые Пётр Первый передал Демидовым, был Невьянский завод. С него началось громадное металлургическое производство на Урале

Один из рода – Прокофий Акинфеевич Демидов.  К середине XVIII века Демидовы имели свыше 30 заводов.

Один из рода – Прокофий Акинфеевич Демидов. К середине XVIII века Демидовы имели свыше 30 заводов.

При Петре Первом  по масштабам производства железа Россия обогнала индустриальную Англию  и прочно заняла первое место в мире «Пушки» – памятник зарождению металлургии в Липецке. Установлен у входа в Нижний парк со стороны Петровского спуска в 1960-е годы по проекту Е. Сысоева и В. Колтакова Так выглядел железоделательный завод в XVII веке Одним из первых предприятий, которые Пётр Первый передал Демидовым, был Невьянский завод. С него началось громадное металлургическое производство на Урале Один из рода – Прокофий Акинфеевич Демидов.  К середине XVIII века Демидовы имели свыше 30 заводов.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных