Чт, 12 Декабря, 2019
Липецк: +1° $ 63.72 70.50
Чт, 12 Декабря, 2019
Липецк: +1° $ 63.72 70.50
Чт, 12 Декабря, 2019

Тербунская молитвенница

Владимир Башмаков | 28.01.2019 00:47:18
Тербунская молитвенница

Крестный ход к могилке Марфы Сергеевны Мещаниновой

13 ноября минувшего года в Спасском храме села Тульское Тербунского района молитвенно почтили память местной подвижницы веры и благочестия Марфы Сергеевны Мещаниновой, отошедшей ко Господу ровно сорок лет назад


После Божественной литургии и панихиды прихожане и многочисленные гости Тульского прошли Крестным ходом к могиле матушки Марфы на местном кладбище, где была отслужена заупокойная лития, которую возглавил благочинный Тербунского и Воловского церковного округа прото­иерей Роман Максимчук в сослужении местного духовенства. Печально, но это событие, отнюдь не рядовое, не заслужило даже малейшего упоминания в епархиальной хронике.

Любопытно, что местные «белые платочки» – старушки, знавшие матушку Марфу в годы её земной жизни, – вспоминают, что они начиная с 70-х годов и вплоть до начала нулевых, приходя на могилку молитвенницы, нередко слышали колокольный звон. Первая их мысль была, что звон доносится из какого-то ближнего храма, возможно, из Благовещенского монастыря в Ожоге или даже из самого Задонска.

Но, однажды прислушавшись, они поняли, что звон идёт с неба над кладбищем. Небесные колокола прекратили звучать лишь после того, как начали работы по восстановлению прежде лежавшего в руинах Спасского храма, который сегодня радует глаз своей ухоженностью: этим колокольным звоном Господь словно призывал к покаянию за поруганную красоту.

Местные прихожане считают, что восстановление храма произошло по молитвам Марфы Сергеевны, которая прославлена на небесах. 

«Про меня книгу напишут»

Сегодня, к сожалению, уже почти не осталось тех, кому довелось общаться с матушкой Марфой. А их было многие сотни – кого она спасла и привела к вере в Бога. Жители Тербунов и окрестных сёл уже пятый десяток лет воздают ей молитвенное чествование и в трудные минуты жизни, как и прежде, обращаются за помощью: «Матушка Марфа, помоги!». И она всегда помогает.

Увы, нынешнее поколение тербунцев, не говоря уже о липчанах, о матушке Марфе почти ничего не знает, а многие о ней даже и не слышали. И чтобы сохранить память о её великом даре, жительница Тербунов Наталья Мордвина, ныне проживающая в Москве, проделала колоссальную работу, опросив множество жителей Тербунского района и соседних, Долгоруковского и Воловского, которым довелось общаться с Марфой Сергеевной. Свидетельства земляков, собранные Натальей Мордвиной, и легли в основу книги о матушке Марфе.

Стези подвижников веры и благочестия очень редко бывают прямыми. Не был исключением и духовный путь тербунской молитвенницы. Хотя многие из её односельчан и даже родственников воспринимали матушку как человека «с причудами» или «не в себе», а то и откровенно, в глаза, смеялись, называя «сумасшедшей».

«Смейтесь, смейтесь, вот придёт время, и про меня напишут книгу», – отвечала им прозорливица, вызывая тем самым гомерический хохот земляков. И вот, спустя семьдесят лет, это время пришло – пилотный тираж книги «Всё знала, всё видела», посвящённой матушке Марфе, вышел в свет и был распространён среди прихожан Спасского храма села Тульское.

Обмирущая Марфутка

Родилась Марфа Мещанинова 4 июля 1896 года в многодетной крестьянской семье в деревне Каменка, что по соседству с Тульским. Как вспоминают родственники, она была очень подвижна и сметлива, любила принарядиться и всегда находилась в центре внимания: мало кто был ей ровней в пении и танцах. Стоит ли удивляться, что за столь видной девицей постоянно увивалось сразу несколько ухажёров из Каменки и Тульского. В итоге она вышла замуж за Илью Потапова и позднее родила четверых детей, самый младший из которых, Алексей, появившийся на свет в 1928 году, здравствует и поныне.

Впрочем, её выбор оказался не самым удачным: в начале 30-х годов муженёк, которого она выставила из дома, не на шутку загулял, связавшись с женщиной, у которой в округе была дурная слава ворожеи.

Вскоре после этого односельчане заметили странности в поведении Марфы: временами она надолго оставляла маленького Алексея, уходила из Каменки, бродила по окрестностям и неустанно молилась. Иногда от многочасовых молитв у неё настолько затекали конечности, что она была не в состоянии распрямиться без посторонней помощи. Найдя после долгих поисков Марфу, родственники брали её за руки-ноги и несли домой, где укладывали в постель. И лишь спустя несколько часов она была в состоянии вновь встать на ноги.

Случалось, что Марфа Сергеевна засыпала на несколько дней летаргическим сном, который родные называли «обмороком». И после каждого из них её необычные способности только усиливались. Встречая людей на улице, она рассказывала им, что у них в организме не в порядке. Одни в ответ грубили: «Иди своей дорогой, обмирущая Марфутка, совсем рассудка лишилась!», а другие, прислушавшись, ехали в город, в больницу, где её экспресс-диагнозы всякий раз подтверждались.

Ещё лет за пять до войны она говорила о великой беде, которая обрушится на страну, предсказывая долгую и кровавую войну, которая унесёт миллионы жизней, но над ней смеялись. Ну какая, скажите, война, когда «броня крепка и танки наши быстры»?! Почти все были уверены, что если враг дерзнёт напасть на СССР, то мы будем бить супостата исключительно на его территории. Вспомнили её слова в июне 1941 года. Именно в годы войны матушка Марфа стала широко известна в округе и за её пределами. Сотни местных жителей, желавших узнать хоть что-нибудь о фронтовой судьбе своих близких, отовсюду шли в Каменку, и она давала точные ответы, жив ли солдат, не ранен ли и ждать ли его домой

«Я была там, видела всё, знаю всё»

Удивительна история обретения, иначе, пожалуй, и не скажешь, фотографии Марфы Сергеевны. Когда готовили книгу, выяснилось, что нет ни одного фото главной героини. Его не было даже у её сына Алексея: «Не любила мама фотографироваться, – сказал он. – Если бы фотография была, неужели бы я пожалел её на такое благое дело?».

Тогда решили обратиться к схимонахине из монастырской общины села Бурдино, хорошо знавшей матушку Марфу, и та сказала, что «помолится и попросит Марфу Сергеевну, чтобы она помогла с фотографией». И матушка Марфа услышала! Спустя пару месяцев после этого разговора некие дальние родственники Марфы Сергеевны из Воронежа, не назвавшие себя, по собственной инициативе передали через третьих лиц предположительно её фотографию, сделанную примерно в 20-х годах.

Как рассказала схимонахиня, после вой­ны, когда настоятелем Вознесенского храма в Бурдино назначили иеромонаха Ананию (Зиновьева), с матушкой Марфой приключился последний, самый продолжительный летаргический сон, когда она две недели пролежала недвижимой и почти не дышала – её уже собирались хоронить. Но после того, как отец Анания её соборовал и причастил, матушка Марфа пришла в себя и сказала родным: «Рано вы меня хоронить собрались – я проживу ещё столько же». И, показав на небо, добавила: «Я была там, видела всё, теперь знаю всё, но вам этого знать не дано». После этого она уже до конца жизни не теряла сознание, а её прозорливость только усилилась.

По признанию бурдинской схимонахини, отец Анания, также великий прозорливец, предсказал ей в детстве, что она станет монахиней. И её постоянно волновал вопрос, в какой монастырь ей лучше пойти, о чём она однажды спросила Марфу Сергеевну, которая часто приходила в Бурдино. Та ответила коротко и совсем уж непонятно: «Никуда не ходи, сестра, сиди в Бурдино, монастырь к тебе сам придёт». Как это, недоумевала схимонахиня, сам придёт?

И ведь пришёл монастырь, сам пришёл, когда в Бурдино возник монастырь в миру и село стало местом, куда отовсюду съезжались духовные чада схиархимандрита Виталия (Сидоренко) и отца Макария (Болотова), среди которых был и нынешний правящий архиерей Липецкой епархии владыка Никон. «Бурдино – место святое, подобно Глинской пустыни», – говорил отец Виталий, которого Марфа Сергеевна очень почитала. «Когда отец Виталий к нам первый раз ехал в Бурдино, то ночью сразу же нашёл наш дом и нисколько не блудил, – вспоминает схимонахиня. – «Как же вы в темноте нашли наш дом, батюшка?» – спрашиваю. «Сестра, да сразу нашёл, – отвечает. – Над трубой вашего дома свечка горит!». Дивны дела Твои,
Господи!

«Полите свой огород, полите!»

По рассказам родственников матушки, в молодости она с другими женщинами из Каменки дважды ходила пешком в Киево-Печерскую лавру и Почаев. У неё было правило, которого она жёстко придерживалась до самой старости, пока хватало сил: ходить в храм только на своих двоих. Если же кто-то предлагал подвезти, всегда отказывалась: «Ко Господу надо своими ногами идти, потрудиться ради Него!». Точно так же она не любила, когда к ней в Каменку приезжали на машине, а не приходили своим ходом.

Марфа Сергеевна жила в крохотной глиняной мазанушке под соломенной крышей, с земляным полом, которая, к сожалению, не сохранилась. Русская печь занимала полдома, а из мебели были только стол, сундук да коник, как на Руси называли большую лавку в святом углу, и множество икон с негаснущей лампадой.

Интересно, что после Вознесения Марфа Сергеевна в дом никого не впускала; она объясняла это тем, что пускает гостей в дом только тогда, когда Господь сам ходит по земле. Исключений не делала ни для кого, даже для сына Алексея, которому порой крепко доставалось.

Однажды, вспоминает Алексей, он приехал из Ельца проведать мать, а крест в спешке забыл надеть. Подходит к двери, стучит: «Мама, открой!» А она ему через дверь: «Почему ты, сынок, без креста?» Отругала она его, но в дом так и не пустила: «Уезжай! Без креста ты мне не нужен!»

Народ шёл к ней бесконечным потоком – трава около её дома всегда была вытоптана. Когда люди были ещё на пути в Каменку, она своим духовным зрением не только видела, что человек идёт без крестика или с чужим, взятым «напрокат», но и своими духовными очами прозревала состояние души и мысли человека, не говоря уже о разговорах.

Безошибочный «духовный скрининг» помогал матушке Марфе видеть онлайн, как сейчас скажут, в человеке, даже весьма далёком на тот момент от Господа Бога, зачатки крепкой веры в его боголюбивой душе. За таких она молилась, а людей порочных, маловеров и пришедших из интереса, ради потехи, чтобы проверить её или попросить присушить кого-то приворотом «на любовь», сразу же разворачивала: «Я вам не колдунья!».

Вопросы ей, как правило, никто не задавал. В этом не было никакой нужды, она все вопросы прозревала и ответы на них давала сразу же: одним говорила открыто, а другим – иносказательно или намёками. Кому-то вынесет из дома луковицу, значит, суждено человеку много слёз пролить, ещё кому-то, наоборот, леденец или посадит на навозную кучу – жди неприятностей. А перед одной женщиной матушка поставила мешочек с сахаром, мол, ешь. И что же? Через неделю та поехала на медкомиссию в Елец, где ей поставили диагноз сахарный диабет.

Нередко матушка Марфа говорила приходившим женщинам: «Полите свой огород, полите!» Когда те отвечали, что у них в огороде, дескать, чисто, ни травинки, она вновь повторяла: «Полите свой огород, полите!». И так не раз. Кто-то сразу понимал, что она намекала на другой огород – тот, что в душе, которую надо очищать от грехов. К иным понимание приходило позже, а некоторым оно и вовсе было не дано. Впрочем, последние говорили: «Она же сумасшедшая! Что с неё возьмёшь?!»

«Украина не наша!»

Матушка Марфа никогда не брала денег и продуктов, а всё, что людям иной раз удавалось незаметно у неё оставить, отправляла в храм или раздавала нищим. Печь в доме она практически не топила. Одной женщине, собравшейся ей помогать, Марфа Сергеевна сказала: «Коли выдержишь у меня три дня, оставайся». Но та лишь день продержалась в таком холоде.

Сильно Марфа Сергеевна постилась, говорят, что даже яблоки и помидоры в пост не ела. Маленькая была, худенькая. Для гостей, вспоминает схимонахиня из Бурдино, «она суп варила: бросит в котелок кильку солёную, намешает какой-нибудь крупы и даст тебе: «И попробуй не съешь!». Но и сама, правда, ела.

Матушка Марфа никогда не лечила людей «напоказ». Она чаще направляла их в ту или иную церковь, иногда наказывая, с кем из батюшек поговорить или какому святому помолиться. С некоторыми грешницами, особенно теми, кто делал аборт, могла, стоя по 6-8 часов на коленях перед иконами в доме, отмаливать их грехи. Возможно, её молитвы быстрее доходили до Господа и она знала, когда Он её услышал. Рассказывают, что она могла вдруг неожиданно встать, сказав: «Всё! Уже хватит молиться – иди и не греши больше!».

Её пытались благодарить, но она отвечала: «Не благодарите, а как денёк летом хороший выдастся, лучше приходите ко мне на кладбище. Ведь мёртвых нет. Я всё буду слышать и помогать». И она слышит: земля из холмика на её могилке и сегодня, сорок лет спустя, творит чудеса.

Марфа Сергеевна уже в начале 50-х говорила, что «Сталину осталось недолго» и что «Жора Маленок быстро съест свой блинок» – имелся в виду Георгий Маленков, который был предсовмина СССР всего два года. И хотя всё это, как и предсказание про денежную реформу, вскоре сбылось, вся Каменка, тем не менее, дружно хохотала над её словами, что недалеко время, когда повсюду откроются храмы, а Спасскую церковь в Тульском восстановят. В это поверить было и в самом деле трудно – особенно после того, как Хрущёв пообещал показать по ТВ последнего попа.

Предвидела Марфа Сергеевна и то, к чему мы уже давно привыкли: «Сегодня вы никого не боитесь, а придёт время, когда людей бояться станете, двойные железные двери в домах будете на несколько замков закрывать».

Очень впечатляет и рассказ Зои Семёновой, работавшей на заводе «Электросигнал» в Воронеже, которая в начале 70-х годов пошла к матушке Марфе за советом, стоит ли ей принимать приглашение работать на Украине, где ей обещали квартиру и быстрый рост по службе. Каково же было её удивление, когда матушка, даже не спросив, в чём дело, встретила её на пороге своего дома: «Ишь ты какая, на Украину она собралась! Там тебе, Зоя, делать нечего. Украина не наша!». Зоя удивилась и переспросила: «Как это, Украина не наша?» Но Марфа Сергеевна повторила: «Да, Зоя, Украина не наша». А дело, между прочим, было 40 с лишним лет назад, когда даже никто из фантастов не мог предположить, что на Украине произойдут такие ужасные события.

Давала матушка Марфа и форсайт на третье тысячелетие: «Война ещё будет – всемирная. После войны жизнь будет хорошая, но недолго. А потом все мёртвые поднимутся». Но об этом, если кто-то из читателей заинтересуется, намного подробнее говорится в «Откровении Иоанна Богослова», более известном как «Апокалипсис».

Книга о Марфе Мещаниновой написана, но сбор воспоминаний о ней продолжается. Авторы будут признательны тем, кто сможет поделиться любой информацией и сведениями о жизни тербунской молитвенницы по телефону 8-910-739-25-77 либо по элект­ронной почте justprint@yandex.ru или tulskmon@yandex.ru .


фото монахини Иоасафы и Павла Корнеева



Крестный ход к могилке  Марфы Сергеевны Мещаниновой

Крестный ход к могилке Марфы Сергеевны Мещаниновой

На этом снимке (предположительно) Марфа Мещанинова в молодости. Фото 20-х годов ХХ века

На этом снимке (предположительно) Марфа Мещанинова в молодости. Фото 20-х годов ХХ века

13 ноября 2018 года литию в Тульском возглавил благочинный отец Роман Максимчук

13 ноября 2018 года литию в Тульском возглавил благочинный отец Роман Максимчук

Местные считают, что Спасский храм в селе Тульское восстановлен из руин по молитвам  матушки Марфы. Таким он был в период восстановления

Местные считают, что Спасский храм в селе Тульское восстановлен из руин по молитвам матушки Марфы. Таким он был в период восстановления

Сын матушки Марфы Алексей с супругой и монахинями из Тульского

Сын матушки Марфы Алексей с супругой и монахинями из Тульского

Крестный ход к могилке  Марфы Сергеевны Мещаниновой На этом снимке (предположительно) Марфа Мещанинова в молодости. Фото 20-х годов ХХ века 13 ноября 2018 года литию в Тульском возглавил благочинный отец Роман Максимчук Местные считают, что Спасский храм в селе Тульское восстановлен из руин по молитвам  матушки Марфы. Таким он был в период восстановления Сын матушки Марфы Алексей с супругой и монахинями из Тульского
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных