Пт, 15 Ноября, 2019
Липецк: +3° $ 63.85 70.42
Пт, 15 Ноября, 2019
Липецк: +3° $ 63.85 70.42
Пт, 15 Ноября, 2019

Против течения

Исаак Розенфельд | 14.10.2019 05:03:17
Против течения

«Пленение князя Игоря». Максим Фаюстов. Фото Николая Черкасова

В Липецком областном выставочном зале торжествует реализм

Более сотни работ двадцати художников. Пейзажи старинных русских городов. Выразительные портреты, заставляющие вспомнить об искусстве выдающихся мастеров этого жанра – Перова, Репина, Серова. Сцены повседневной деревенской жизни. Словно светящаяся изнутри фигура девушки в церкви. Холсты, навеянные «Словом о полку Игореве». Всё это можно увидеть в экспозиции «Торжество русского реализма» в Липецком областном выставочном зале.

Проект реализован по инициативе творческого объединения «Союз русских художников – Новое время». Липецку повезло оказаться в числе десяти городов, где в течение года будут демонстрироваться произведения членов этого содружества.

То, что делают участники выставки, идёт вразрез с нынешней модой на авангардистский эпатаж, с его, как выражался когда-то Аркадий Райкин, «рекбусами» и «кроксвордами», на толковании которых набили руку критики, искусствоведы, философы. Без профессиональных толмачей для широкой публики невозможны контакт, диалог с авторами очередных чёрных и красных квадратов, раскрашенных в разные цвета табуреток и композиций из консервных банок. Даже самые одарённые модернисты и постмодернисты нечасто вызывают у зрителей живой интерес, по-настоящему искренний отклик.

С такой констатации началась наша беседа с заслуженным художником России Дмитрием Шмариным. Он и ещё десять его товарищей по «Союзу» приехали в Липецк на открытие экспозиции.

Наследники по прямой

– Дмитрий, ваше объединение – это попытка возродить существовавшую в начале двадцатого века организацию под тем же названием. Она образовалась в тысяча девятьсот третьем году и два десятилетия играла заметную роль в судьбе отечественной культуры. В неё входили крупнейшие живописцы – Врубель, Васнецов, Коровин, Рерих. Как появилась идея воссоздать «Союз» спустя столетие без малого?

– Тот, первый, «Союз» справедливо называют легендарным. Он собрал очень разных художников, исповедовавших принципы реализма. Нас привлекли просветительская и воспитательная направленность его деятельности. Как и наши прославленные предшественники, мы всё делаем на собственном энтузиазме, без всякой государственной поддержки. За десять лет – шесть выставок в Москве, три десятка по стране. Согласитесь, не так уж мало.

– Многие уверены: реализм остался далеко позади. Его вытеснили всевозможные «измы», эксперименты, перформансы, чьи авторы сплошь и рядом просто не берут в руки ни кисть, ни карандаш, ни резец. Зато, допустим, перемазав красками раздетых людей, оборачивают их в бумагу и объявляют разно­цветные отпечатки на ней новаторским достижением.

– Ну, это отнюдь не последнее слово в искусстве. Что только ни придумывают. Например, один деятель собрал свои, простите, нестиранные трусы, носки и прочее барахло, свалил в кучу и красиво, по-философски назвал её «Моя жизнь».

– Бедняга, вся его жизнь превратилась в груду тряпья. Но, по-моему, подобные забавы демонстрируют, прежде всего, презрение к человеку, который, как ни крути, образ и подобие Божие. Сейчас не жалеют усилий, изобретая всё новые способы образ этот унизить, высмеять, разрушить. Скажем, нахлобучивают на разлохмаченный сноп соломы треух и ставят подпись «Русский крестьянин». Не захочешь, да вспомнишь издевательский афоризм некоего «творца»: «Всё, что художник нахаркал, – искусство».

– Вот потому-то мы и решили объединиться. Надо противопоставить цинизму самодовольной бездарности действительную правду и поэзию жизни. Я для себя сформулировал, чем реализм отличается от всякого модернизма-постмодернизма. Реалист черпает вдохновение в окружающем мире. Он стремится постичь его красоту, гармонию и многогранность. Включая, разумеется, и драмы, и трагедии… А авангардисты исходят преимущественно из собственных, сугубо субъективных настроений, комплексов, фобий. То есть самовыражаются и ничего более.

– Вопрос в одном: а есть ли им что самовыражать, выплескивать вовне? А, может, в ком-то столько тёмной силы, нелюбви к людям и миру, что лучше бы это и не обрушивать на зрителей… Но давайте поговорим о другом. О той самой драматической составляющей человеческого существования. У вас есть замечательная картина: «Князь Игорь. Думы над Каялой-рекой». Фигуры воинов, серый рассвет – все пропитано тревожным предчувствием, ожиданием. Это затишье, пауза перед большой бедой, большой кровью, тяжёлым и неизбежным испытанием. Вы вообще неравнодушны к истории? Здесь на выставке ваш неожиданный «Иван Грозный и его сын» и портрет Николая Второго…

– Да, конечно, неравнодушен. Русскому человеку необходимо не только знать, а пережить, сопережить историю своего народа.

– Кого сегодня объединяет ваше содружество, сколько художников в «Союзе»?

– Цифра эта непостоянная. У нас свое­образный совет старейшин, и он достаточно серьёзно подходит к приёму в объединение. Помимо благих намерений важно, сумеешь ли ты их воплотить на холсте. Думаю, липецкие зрители согласятся: художники, которых мы им представили, достойные профессионалы. Виктор Корсаков и Максим Фаюстов, Анна Боганис и Андрей Дроздов, да любой, чьи работы вы видите.

– Андрей Дроздов – автор картины «Хлеб войны»? Это пронзительная работа…

– Да, она о блокаде Ленинграда. Женщина режет хлеб, дети не сводят с него глаз. Особенно трогает самый маленький, его из-за стола едва видно.

– Какие изыски модернистов пробуждают подобные чувства – до слёз, до боли сердечной…

– Оттого публика на авангардистских вернисажах, как говорится, голосует ногами. Зато на выставке Валентина Серова было настоящее столпотворение, аж двери сломали.

– Вы не закончили мысль об участниках объединения…

– Среди них немало воспитанников Академии живописи, ваяния, зодчества Ильи Глазунова. А я вот называю себя «ткачевцем». Мои наставники – замечательные художники братья Ткачевы.

– Неужели те самые? Это же классики, я не предполагал, что они живы.

– Живы, им далеко за девяносто, и они изо дня в день работают. Да так, что молодым на зависть. Так вот, мы их ученики. А они ученики Сергея Герасимова. А Сергей Герасимов – ученик Левитана и Коровина. А Левитан и Коровин учились у Саврасова. Наш «Союз» – наследник по прямой всех этих мастеров, живая ветвь живописных традиций девятнадцатого века. Традиций, насущно необходимых в двадцать первом столетии, когда человека пытаются расчеловечить. По-моему, очень ценно, что вместе с ветеранами нашего цеха эти традиции продолжают одарённые тридцатилетние художники.

– На выставке десятки пейзажей. Но почти все они запечатлели одноэтажную Россию, не тронутую индустриализацией природу.

– Это вечная есенинская Россия, её хочется сберечь. В том числе и средствами искусства. Некоторые пейзажи мои товарищи писали в тех же местах, где стояли у мольберта Саврасов и Левитан. В подобных случаях художник испытывает особое чувство, если хотите, душевный трепет. Ведь классики были бескомпромиссно взыскательны к себе. Перед смертью Левитан завещал брату уничтожить массу своих работ, чтобы остаться для потомков автором немногих избранных, безупречных картин. И его воля была выполнена. Вы представляете, сколько шедевров превратилось в пепел и дым? Нынче-то любой левитановский эскиз не имеет цены. Но пример Левитана для нас тоже урок – творческой честности, ответственности за каждое движение кисти.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Своя вера

На церемонии открытия присутствовал Юрий Герасимов, юрист, дипломат, в прошлом советник по культуре Российского посольства в Кувейте. Он собиратель живописи, большая часть его коллекции стала основой нынешнего проекта. Он возглавляет «Союз русских художников – Новое время». Я не мог его не спросить, почему именно он, а не кто-то из художников взял на себя эту миссию.

– Здесь своя логика, – ответил он. – Любой мастер исповедует свою веру, свое понимание искусства. Из-за этого бывают сложности, конфликты вплоть до раскола того или иного союза. Так произошло, к сожалению, даже с передвижниками. А я собиратель. Мне интересны и дороги все мои единомышленники. Я им благодарен за то, что они есть, за то, что так талантливы.

«На празднике Введения». Валерий Копняк

«На празднике Введения». Валерий Копняк

«Древний Суздаль». Василий Куракса

«Древний Суздаль». Василий Куракса

Заслуженный художник России Дмитрий Шмарин и ещё десять его товарищей по «Союзу» приехали в Липецк на открытие экспозиции.

Заслуженный художник России Дмитрий Шмарин и ещё десять его товарищей по «Союзу» приехали в Липецк на открытие экспозиции.

«Соколиная охота на Дону». Дмитрий Шмарин

«Соколиная охота на Дону». Дмитрий Шмарин

«Картошка». Андрей Дареев

«Картошка». Андрей Дареев

«Волжский ветер. Древний Вертязин». Максим Фаюстов

«Волжский ветер. Древний Вертязин». Максим Фаюстов

«Село Сусанино». Василий Куракса

«Село Сусанино». Василий Куракса

«Весна пришла. Сусанино». Василий Куракса

«Весна пришла. Сусанино». Василий Куракса

На выставке было много молодёжи. Это значит, им интересно видеть то, что идёт вразрез с модой

На выставке было много молодёжи. Это значит, им интересно видеть то, что идёт вразрез с модой

Рядом с картиной Максима Фаюстова «Что мне звенит? Что мне шумит?»

Рядом с картиной Максима Фаюстова «Что мне звенит? Что мне шумит?»

«На празднике Введения». Валерий Копняк «Древний Суздаль». Василий Куракса Заслуженный художник России Дмитрий Шмарин и ещё десять его товарищей по «Союзу» приехали в Липецк на открытие экспозиции. «Соколиная охота на Дону». Дмитрий Шмарин «Картошка». Андрей Дареев «Волжский ветер. Древний Вертязин». Максим Фаюстов «Село Сусанино». Василий Куракса «Весна пришла. Сусанино». Василий Куракса На выставке было много молодёжи. Это значит, им интересно видеть то, что идёт вразрез с модой Рядом с картиной Максима Фаюстова «Что мне звенит? Что мне шумит?»
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных