Пн, 18 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25
Пн, 18 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25
Пн, 18 Февраля, 2019

Космическая эра в онкологии

Наталья Сизова | 04.02.2019 06:54:07
Космическая эра в онкологии

За работой на линейном ускорителе UNIQUE: врач-радиолог Владимир Борисов и старшая медицинская сестра блока лучевой терапии Елена Симанкова. Фото Николая Черкасова

С января 2019 года Министерство здравоохранения РФ запустило комплексный федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями» в рамках задач, поставленных президентом России Владимиром Путиным по снижению смертности от этого страшного недуга.

Давно не секрет: онкология – одна из основных причин смертности не только в России, но и во всём мире. По данным Всемирной организации здравоохранения, первичная заболеваемость и летальность от рака в ближайшие годы увеличатся вдвое. Над проблемами онкологии активно работают ведущие мировые учёные, разрабатываются новые методики и медикаменты. Но одержать полную победу над раком пока не удаётся.

Одними из основных методов борьбы с болезнью остаются профилактика и ранняя диагностика. Большое внимание уделяется иммунотерапии.

А что может предложить больным региональная медицина? Какие инновационные методы лечения доступны липчанам? Обо всём этом мы побеседовали с ведущим специалистом Липецкого областного онкологического диспансера, заместителем главного врача по клинико-экспертной работе, главным внештатным радиологом Липецкой области, кандидатом медицинских наук Владимиром Александровичем Борисовым.

Далеко не все знают, что такое радиология в онкологии. А это специальный раздел медицины, изучающий воздействие ионизирующих излучений на человеческий организм с целью диагностики и лечения заболеваний. На сегодняшний день радиотерапия широко применяется в лечении онкопатологии наравне с хирургией и химиотерапией.

– Очевидно, что заболеваемость злокачественными новообразованиями растёт, – говорит доктор Борисов. – Возможно, в перспективе онкология опередит сердечно-сосудистые болезни, есть такая тенденция. Но оптимизм внушает повсеместное внедрение новых технологий по выявлению и лечению онкологии на ранних стадиях. К ним относится и радиотерапия.

В Липецкой области, к счастью, выявляемость пациентов с первой и второй стадиями заболевания значительно выше среднероссийского показателя – порядка 60 процентов. А это залог успеха. Значит, и выживаемость у нас выше. Считается, что к раку могут привести многие факторы: условия и образ жизни, генетическая предрасположенность, химические и физические канцерогенные факторы и многие другие. По статистике, от образа жизни, который мы ведём, на пятьдесят процентов зависит, заболеем мы страшным недугом или убережёмся от него. Бывает, больные сетуют на непрофессионализм докторов, отсутствие качественного оборудования, да и вообще не верят в наше здравоохранение. Но здоровье от перечисленных факторов зависит лишь на 8 процентов. Генетическая предрасположенность даёт нам в статистике 15-20 процентов.

И ещё нужно помнить, что рак по наследству не передаётся, но передаётся предрасположенность к болезни. Также более внимательно надо относиться к режиму труда и отдыха, следить за тем, что мы едим и пьём. Питание должно содержать клетчатку, чтобы предупредить рак кишечника, лучше минимизировать продукты с различными пищевыми добавками.

Ультрафиолет как источник опасности, и не только…

– Нередко пациенты боятся одного только слова «радиология», – рассуждает Владимир Борисов. – Их пугают ионизирующее излучение, компьютеры и различные «озоновые дыры». К примеру, рак кожи на сто процентов вызывают чрезмерные солнечные инсоляции. Сейчас модно выезжать зимой в жаркие страны, интенсивно загорать, но кожа оказывается не подготовленной к таким перепадам. А канцерогенный эффект, накопление мутаций – процесс постепенный. Человек после активного контакта с солнцем может заболеть даже через несколько лет. Рак кожи чаще всего развивается на лице, шее, то есть открытых участках кожи. В большинстве случаев – у пожилых людей.

В России, да и в нашем регионе «онкологическим» лидером является рак кожи. Затем идут рак лёгкого, молочной железы, предстательной железы, желудка, ободочной кишки, шейки и тела матки. Реже встречаются опухоли головного мозга, гортани, слюнной железы. Большое разнообразие локализаций и причин развития рака. Вирус папилломы человека нередко становится причиной рака шейки матки.

И всё-таки заболеет человек или нет, зависит от состояния его иммунной системы. Мы постоянно контактируем с вредными факторами, и «нехорошие» клетки образуются в нас непрерывно. Но иммунная система убивает чужаков. Однако если в ней случается сбой, например, на фоне стресса произошла депрессия иммунитета и раковая клетка не была убита, то она ударит в больное место.

Необходимо обращать пристальное внимание на предопухолевые заболевания: язвенную болезнь желудка, пневмонию, бронхиальную астму, узловые новообразования в молочной, щитовидной и предстательной железах. Врачи общей лечебной сети должны обратить особое внимание на таких больных. И если у пациента есть какие-то проблемы, то он должен стоять на учёте у специалистов и регулярно проходить обследования и лечение.

Луч – в помощь

Когда возникает онкологическая проблема, люди пытаются использовать разные способы и средства лечения. Лишь бы помогло! Заболевшие нередко прибегают к нетрадиционным методам лечения: едят питьевую соду ложками, пьют перекись водорода или заваривают какую-нибудь чудо-травку. К самолечению доктора относятся однозначно – с крайним недоверием.

– Серьёзных научных статей по этим способам лечения я не встречал, – не без иронии говорит Владимир Александрович. – А между тем медицина в сфере онкологии шагнула далеко вперёд. Основными методами лечения считаются химиотерапия, хирургия, лучевая и гормональная терапия. В лекарственном лечении перспективное направление – таргентная терапия. Это фармацевтический сегмент, в основе которого – анализ генотипа человека. С учётом его данных конкретному больному назначается конкретный препарат.

Или возьмём лучевую терапию. Если сравнить лечение лучами лет 10-15 назад и сегодняшние технологии, то это Земля и Космос. Когда я пришёл работать в онкодиспансер, мы лечили в системе 2D. Расчёты на поражённый участок делали почти вручную с помощью рентгеновских снимков. Сейчас, прежде чем сделать лучевую терапию, пациент попадает на компьютерный томограф. Мы получаем снимки в 3D-проекции – РКТ-сканы, находим опухоль, определяем окружающие здоровые ткани, что немаловажно для успешного лечения. Ведь онкологов волнует не только доза облучения для самой опухоли, но и максимальное сбережение здоровых тканей.

В нашем лучевом центре есть суперсовременные линейные ускорители. Первый такой аппарат мы запустили в работу ещё в 2003 году. Модернизировали систему в 2010-м, а в начале прошлого года стали работать на американском линейном ускорителе UNIQUE.

Наши специалисты-радиологи осваивают новейшую технику очень быстро, что лишний раз подтверждает высочайший уровень их профессионализма. В 2014 году я защищал кандидатскую диссертацию в Санкт-Петербургском Российском научном центре радиологии и хирургических технологий имени академика А.М. Гранова (РНЦРХТ). Когда поделился с преподавателями методиками, которые мы используем при лечении больных в Липецкой области, а именно – IMRT с модуляцией интенсивности в пучке, то они не могли поверить, что такое возможно. Коллеги даже приезжали в наш центр для ознакомления с методикой – и были ошеломлены. С тех пор между Липецком и Санкт-Петербургом завязалась тесная дружба.

Теперь каждый год мы организуем не просто онкологические, но и радиологические конференции. К нам приезжают ведущие профессора России, мы обмениваемся опытом. В прошлом году в Санкт-Петербурге прошёл форум, посвящённый столетию РНЦРХТ (это был первый в мире рентгенологический институт). Мы приехали туда со своими наработками – у липецких докторов очень высокий уровень планирования лечения с использованием позитронно-эмиссионного томографа. Мы делаем пациентам ПЭТ/КТ-сканирование, используя радиоактивную глюкозу. Данные результаты представили на конференции, весьма заинтересовав коллег.

Новые возможности

Как только в липецкий радиологический центр поступил линейный ускоритель UNIQUE, появилась возможность осваивать радиохирургию. Теперь эта технология, равно как и стереотаксис (с его помощью можно победить даже метастазирование в позвоночнике, головном мозге), стала доступна липчанам, и рак отступает.

План лечения онкологического пациента в онкодиспансере строго индивидуальный. Консилиум врачей – хирург, химиотерапевт и радиотерапевт определяют методику лечения. Ведь даже у рака кожи разная гистологическая структура. И если показан высокотехнологичный метод, то в нашем регионе он доступен абсолютно любому человеку.

Часто применяется комбинированное лечение. За помощью к липецким онкологам обращаются даже пациенты из соседних регионов, которым ничем не могут помочь на месте, а в Липецке они успешно пролечиваются.

– У наших хирургов – золотые руки, – считает доктор Борисов. – Они делают такие операции, которые не проводят даже в федеральных центрах. На базе Липецкого областного онкологического центра работает филиал кафедры онкологии и специализированных хирургических технологий Воронежского государственного медицинского университета. На этой кафедре трудятся наш главный врач доктор медицинских наук Сергей Алексеевич Шинкарёв, врач-онколог кандидат медицинских наук Алексей Петрович Загодаев и ваш покорный слуга. Мы учим врачей, которые уже получили сертификат онколога, лор-врача, стоматолога или любой другой медицинской специальности. Но тематика подбирается с онкологическим уклоном. Многим специалистам это весьма помогает в работе. Сергей Алексеевич Шинкарёв не даёт нам всем застаиваться, он – главный локомотив липецкой науки в области онкологии.

Не нужен нам берег японский…

Когда смертельная болезнь приходит к человеку, не сразу удаётся выстроить правильный алгоритм поведения. У россиян, к сожалению, такой менталитет – многие ищут панацею от бед где-нибудь за рубежом, за неслыханные деньги. Нередко люди продают всё подчистую, закладывают жильё, лишь бы вылечиться. Доктор Борисов считает это ошибкой. Ведь заграничные методики бывают не лучше наших.

– В 2014 году я стажировался в Америке, – рассказывает Владимир Александрович. – Что же увидел? Аппараты те же самые, что и у нас. Я задал американским коллегам вопрос: какой процент больных лечится по высокотехнологичной методике, так называемой IMRT, о которой мы говорили ранее? Мне назвали 1-2 процента. У нас – почти 90 процентов! А дело в том, что американцам разные методики оплачиваются приблизительно одинаково. Так зачем же дольше сидеть у монитора и вымерять доли миллиметра? Русским докторам эта философия непонятна. Мы бьёмся за каждого человека до конца!

В Японии высокий процент заболеваемости раком желудка – выше, чем в России. И там, и у нас уровень заболеваемости приблизительно одинаковый, да и методики схожие. Существенное различие в том, что за границей медицинская помощь не всегда бывает доступной. В США, например, пациент может ждать очереди к узкому специалисту три месяца, а операцию – полгода! У нас всё решают недели и дни. Причём оплачивается дорогое лечение за государственный счёт.

Радиологические методы лечения показаны семидесяти восьми процентам онкологических больных как самостоятельные или в комбинации с другими методами. Радиология иногда конкурирует с хирургией, например, при опухолях предстательной железы, кожи. Липецкие специалисты давно уже применяют органосохранные методики, что немаловажно для психологического состояния пациента.

И всё-таки даже успешно пролеченный пациент не должен терять бдительности. Гарантии никто не даёт. Может случиться рецидив рядом с местом, где располагалась опухоль, может возникнуть и рак другого вида. Встречаются пациенты с несколькими видами опухоли. Залогом успеха в данном случае может стать ранняя диагностика.

По мнению Владимира Борисова, радиологические методы лечения имеют локорегионарное воздействие, и если могут спровоцировать образование атипичных клеток, то не раньше чем через 10-15 лет с момента успешного излечения и только в тех органах, которые попали в поле облучения. Но такое случается крайне редко.

Не обойтись без лучевой терапии и тем пациентам, у которых диагностировано онкологическое заболевание мозга. Постановкой диагноза и оперативным лечением занимаются нейрохирурги региона. Многим после операции необходима лучевая терапия.

– Раньше такие больные часто уезжали на лечение в федеральные центры, – констатирует Владимир Борисов. – Сейчас мы успешно лечим опухоли мозга сами. Но если пациент всё-таки настроен на лечение в федеральном центре, то за несколько дней, очень оперативно, мы выдаём направления. У нас налажены тесные связи с Московским институтом нейрохирургии имени Н.Н. Бурденко.

За работой на линейном ускорителе UNIQUE: врач-радиолог Владимир Борисов и старшая медицинская сестра блока лучевой терапии Елена Симанкова

За работой на линейном ускорителе UNIQUE: врач-радиолог Владимир Борисов и старшая медицинская сестра блока лучевой терапии Елена Симанкова

Владимир Александрович Борисов – лауреат двух областных премий

Владимир Александрович Борисов – лауреат двух областных премий

Компьютерную томографию проводит процедурная медсестра Ольга Мелихова

Компьютерную томографию проводит процедурная медсестра Ольга Мелихова

За пультом аппарата UNIQUE медсестра высшей категории процедурного блока лучевой терапии Елена Насонова

За пультом аппарата UNIQUE медсестра высшей категории процедурного блока лучевой терапии Елена Насонова

Начальник отдела радиационно-технического контроля Ирина Кирюшина строго следит за выполнением расчётов

Начальник отдела радиационно-технического контроля Ирина Кирюшина строго следит за выполнением расчётов

В Липецком областном онкологическом диспансере планируется расширение. Уже есть проект нового корпуса

В Липецком областном онкологическом диспансере планируется расширение. Уже есть проект нового корпуса

За работой на линейном ускорителе UNIQUE: врач-радиолог Владимир Борисов и старшая медицинская сестра блока лучевой терапии Елена Симанкова Владимир Александрович Борисов – лауреат двух областных премий Компьютерную томографию проводит процедурная медсестра Ольга Мелихова За пультом аппарата UNIQUE медсестра высшей категории процедурного блока лучевой терапии Елена Насонова Начальник отдела радиационно-технического контроля Ирина Кирюшина строго следит за выполнением расчётов В Липецком областном онкологическом диспансере планируется расширение. Уже есть проект нового корпуса

Команда профессионалов

Служба радиологии состоит из стационарного и амбулаторного звена, блока лучевой терапии, физико-технического отдела, где медицинские физики рассчитывают дозу и распределение излучения, кабинета предлучевой подготовки. Ответственность за каждый этап лечения настолько высока, что не перестаёшь удивляться суперпрофессионализму людей в белых халатах. Коллектив лучевого блока – это десять врачей, почти два десятка медсестёр, медицинские физики, инженеры, радиотехники…

– Мы все как большая семья, – считает Владимир Борисов. – Работаем в одном ключе, быстро, чётко и слаженно – и заведующая радиологическим отделением Елена Иннокентьевна Жданова, и заведующая блоком лучевой терапии Марина Леонидовна Забело, и заведующая радиотехническим отделом Ирина Александровна Кирюшина. Это корифеи современной радиологии, которые разрабатывают и осваивают новые методики, непрестанно следят за научными разработками, и, наконец, они просто замечательные люди с чуткими сердцами. Думаю, в ближайшей перспективе нас ждёт много открытий в области онкологии.

Особая миссия

Эмоциональное состояние пациента – один из главных факторов успешного лечения рака. У онкологов – особая миссия. Будущий доктор ещё в вузе должен понимать, что ему придётся жертвовать ради своих больных личным временем, силами и нервами. Без этого подвижничества хорошему врачу не состояться. Когда онкологический больной впервые узнаёт о своём диагнозе – это как удар по голове. Бывает, он чего-то недопонимает или боится спросить у врача. Часто онкологам приходится иметь дело с людьми обречёнными. Поэтому так ценятся здесь эмоциональная устойчивость, теплота, добродушие и способность настроить пациента на успешное лечение.

Доктор Борисов в полной мере обладает всеми этими качествами. Самых тяжёлых пациентов непременно направляют к нему на беседу. И происходит невероятное: люди успокаиваются, приходят в себя, доверяют, лечатся, молятся... И за себя, и за доктора, который отнёсся к ним как к родным. Нередко бывает так, что болезнь не просто отступает, а полностью покидает страдающую душу…

– Наши врачи стараются всё предельно ясно объяснить пациентам, – уточняет Борисов. – С людьми надо разговаривать – я в этом абсолютно убеждён. Кого-то пожалеть, а кому-то строго сказать: «Хватит плакать! Мы должны выстоять! Не надо усугублять своё положение, потому что лечение само по себе тяжёлое и нужны силы, чтобы всё выдержать». Пациенту важно рассказать о побочном действии лучевой терапии, иначе он решит, что болезнь у него прогрессирует. И время выздоровления затянется.

Другой вопрос: как самому доктору спастись от эмоционального выгорания?

– Здесь нет особых секретов, – говорит Владимир Александрович. – У меня хорошая, любящая семья. Жена тоже врач, она понимает меня без слов, вечерами мы разговариваем о том, как прошёл день. Поддерживают родители, особенно мама – она мой духовный стержень. Чувствую и молитвенную поддержку благодарных пациентов. У меня много иконочек, подаренных больными. Сам я верующий человек. Бог помогает в благом деле. А вот хобби у меня свое­образное: каждую субботу к восьми утра я езжу в Воронеж, преподаю студентам медуниверситета фармакологию. Мне говорят: «Остановись! Тяжело нести такой груз!» А я вам скажу: с молодёжью я отдыхаю эмоционально, мозг переключается на другую сферу и я живу. В отпуске стараюсь путешествовать с семьёй: в Грецию, Египет. А вот в Америку, Японию, Германию, Италию ездил на учёбу и конференции.

Мои родители – инженеры. Но мама в своё время мечтала стать врачом. Она-то и поддержала мой выбор. Хотя путь в радиологию был весьма тернист, поначалу я считал её ужасно скучной. Но когда мы приобрели первый линейный ускоритель, пришла настоящая заинтересованность в деле. В то время главным врачом ЛООД был Валентин Александрович Агузаров, он-то и предложил мне перейти в радиологическое отделение. И с тех пор я нисколько об этом не пожалел. Со временем всё так стремительно изменилось, радиология теперь – это просто космическая эра современной медицины!

Онкология – диагноз. А не приговор

– Некоторые пациенты боятся химического или лучевого воздействия, а зря, – считает доктор Борисов. – Бывает, что у двух пациентов один и тот же диагноз и даже одинаковая стадия. Но одному химия необходима, а другому – непоказана. Всё очень индивидуально. В перспективе наша служба будет расширяться. Есть уже проект нового корпуса, планируется закупка современного оборудования, и не только радиотерапевтического, но и диагностического. Запланировано приобретение ещё одного линейного ускорителя, взамен старого, и аппарата для гипертермии с целью улучшения результатов лучевой терапии.

Скажу так: рак – это диагноз, а не приговор! Его можно и нужно лечить. Успех во многом зависит от самого пациента. Если человек настроен на выздоровление, на жизнь – так и будет! Желаю тем, кто заболел, побольше оптимизма, на­учитесь радоваться жизни.

Рассмотрите мир вокруг себя: мы часто не замечаем Божию красоту, у нас на это нет времени. Но ведь снег падает, птицы летают, цветы распускаются, небо – бездонное. И всем этим можно жить!


P.S. Этот материал открывает серию публикаций о липецких онкологах, ведущих непримиримую войну с болезнью, которая грозит человечеству страшными потерями. В этом сражении выиграют профессионализм докторов, их высокая человечность, инновационные технологии лечения, новые методики и, конечно, крепкий дух каждого пациента, настроенного на победу.


Фото Николая Черкасова

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных