Пт, 19 Апреля, 2019
Липецк: +6° $ 64.52 72.84
Пт, 19 Апреля, 2019
Липецк: +6° $ 64.52 72.84
Пт, 19 Апреля, 2019

Бог дал, Богу и отдал

Татьяна Щеглова | 15.04.2019 02:09:49
Бог дал, Богу и отдал

Мастер Алексей Денисович Сорокин

С Божией помощью можно и малыми силами сотворить большое дело. В правоте этих слов ещё раз убеждаешься в Никольском храме села Плеханово, которое до 1925 года называлось Семёновкой 

Здешняя церковь построена в 1883 году. В наши дни она объявлена региональным памятником архитектуры. В 1937 году Никольский храм закрыли. Спустя полвека местные жители начали восстанавливать его. 7 июля 2004 года архиерейским чином освящён престол в честь святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца. 

Храм потрясает своим величием: ширина алтаря – 22 метра, длина – 50, высота до купола – 23 метра. И когда узнаёшь, что иконостас, настенные фрески, роспись в алтаре выполнил один человек, то это кажется невероятным, тем более что к началу работ художнику исполнилось 60 лет, а к их окончанию – 75. 

Мастер отошёл ко Господу в 2014 году в возрасте 85 лет. Алексей Денисович Сорокин за свою жизнь написал сотни живописных работ, часть из них хранится в Липецком областном краеведческом музее и у коллекционеров. Но главный труд, который он оставил после себя людям, – роспись Никольского храма.

Дорога к Богу

Алексей Сорокин – профессиональный живописец, окончил Елецкое художественное училище (первый выпуск), 33 года проработал в областном худфонде – до самой пенсии, потом был мастером художественного обучения и главным художником – завпроизводством в СПТУ № 7 Липецка по хохломской рос­писи…

Однако душевных сил творить и писать у Алексея Денисовича было гораздо больше, чем он отдавал в училище. 

Сначала потрудился с коллегой-художником в Добром на реставрации храма. Потом отец Иосиф (Пальчиков) (ныне архимандрит, духовник Свято-Димитриевского Троекуровского Иларионовского женского монастыря. – Прим. ред.), на тот момент настоятель храма в честь великомученицы Параскевы Пятницы села Гудово Добров­ского района, пригласил к себе на реставрацию.

Алексей Денисович осваивал живописные церковные каноны, консультировался. Специальных книг для обучения иконописи в те времена было немного, в Интернете тоже скупая информация. Художник пользовался материалами в библиотеках или через друзей находил альбомы с репродукциями храмовых икон и фресок, читал, размышлял, что-то копировал.

Во многом, по воспоминаниям семьи, его вхождению на путь канонической церковной иконографии помог отец Иосиф (Пальчиков). Алексей Денисович частенько, прежде чем приступить к работе, показывал батюшке свои эскизы, советовался по написанию ликов, по цвету, чтобы икона выглядела достойно и благолепно. В то время он реставрировал иконы в храме Михаила Архангела в селе Фащёвка Грязинского района, в Георгиевском храме села Малей того же района, в Никольском храме села Паршиновка Добринского района, в Воздвиженском храме Воскресеновки Липецкого района.

В 1995 году, волею случая, Алексей Денисович познакомился с Валентиной Васильевной Шишкиной, в то время церковной старостой Никольского храма села Плеханово, и с этого началась иная, полная концентрации и духовного наполнения жизнь.

На 15 лет – главный художник прихода

Валентина Васильевна на послушании по восстановлению и реставрации храма 28 лет – с того самого момента, как Никольский передали верующим, несёт и другие бытовые попечения, без которых не обойтись. 

На встрече дивлюсь её внутренней сосредоточенности, ясной памяти и умению разбираться в самых разных хозяйственных вопросах храма. 

Она знает историю каждой иконы.

– Вот Алексий писал главный иконостас, – подводит меня к иконостасу. – А здесь – иконы, которые он реставрировал, многие из них в безбожные времена были порублены топором, но художник и с этим справился, дома их восстанавливал. Под куполом тоже его росписи: Бог Саваоф, двенадцать апостолов, четыре евангелиста, Спаситель, Божия Матерь, святитель Николай Угодник и святой Иоанн Креститель. Вверху над боковыми дверями – Покров Божией Матери. С другой стороны – Преображение Господне, к выходу – Божий Суд. Какие-то фрагменты росписи, когда Алексий приступил к работе, ещё оставались, художник снимал их на кальку и старался восстановить в первозданном виде. 

Это невероятно. Ведь если посчитать по летам, то получается, что, когда художник писал на лесах верхние фрески, ему было… под 70 лет!

– Да, – подтверждает правоту моих подсчётов Валентина. – Господь силы давал. Алексий работал на верхотуре и летом, и зимой, когда храм не отапливался, непросто ему было… 

– Интересно, – спрашиваю, – а почему приход остановился на том, чтобы храм расписывал один человек, ведь это на долгое время отодвинуло сроки работ…

– Были и у нас такие мысли, – простодушно отвечает она, – нанять Алексию помощников. Пробовали других художников, и даже не одного. Но приходской совет был единодушен во мнении: их письмо нам не подходит, лики неблагообразны, таких богомазов нам не надо…

Так Алексей Денисович стал единственным художником храма, своего рода «монополистом», расписывал Никольскую церковь в одиночку, советуясь с батюшками и приходом, молясь и не сетуя на свои возрастные немощи.

И каждая икона – жертвенная

Сельские храмы, хотя бы и даже такие уникальные, как Никольский, который находится под охраной государства, имеют свои приходские особенности. 

Меня, например, поразил тот факт, что практически каждая из икон на главном иконостасе – жертва от семьи. Каждый раз, приходя на церковную службу, люди видят «свою» икону.

– У нас не было богатых спонсоров, – вспоминает Валентина Шишкина. – Зато родами и семьями собирали средства на написание конкретной иконы. Наша семья Шишкиных – жертвователь на образ Божией Матери. Икону святителя Николая Угодника оплатил Александр Арнаутов, икону Михаила Архангела – Ирина Кобзева, Тихвинскую икону Божией Матери – Галина Шевченко. А есть и вовсе замечательная история. У нас в селе был репрессированный, умер в лагерях. А дети его, когда компенсацию за убиенного отца получили, деньгами распорядились по-своему. Дочь Елена заказала для нашего храма икону равноапостольной царицы Елены, Мария – святой равноапостольной мироносицы Марии Магдалины, а Серафим – икону в честь преподобного Серафима Саровского. Вот так всем миром храм возрождали… 

Семья – моя крепость 

Со своей женой Евдокией Петровной художник прожил вместе 60 лет, воспитали двоих детей и двух внуков. Евдокия Петровна работала в дорожно-транспортном управлении, там с будущим мужем и познакомилась, когда он выполнял заказы для смежников. Жили в согласии, даже тогда, когда она стала начальницей. Возглавила отдел в том же управлении – хозяйке дома хватало такта и мудрости в кругу семьи быть просто женой и матерью, хранительницей домашнего очага. Художник писал портреты супруги, детей, позже – внуков, и очень дорожил своей семьей. 

– Алёша часто работал дома, – вспоминает Евдокия Петровна. – Особенно в последние годы. Меня это не смущало: запах краски в порядке вещей, я даже над этим и не задумывалась. 

На почётном месте в доме Сорокиных – списки икон «Казанская», «Владимирская», образы которых, по словам жены, художник особенно любил.

Сейчас, по прошествии времени, Евдокия Петровна во многом иначе оценивает события прожитых лет. Портреты, натюрморты и пейзажи Алексея, которого она безмерно любила, развешаны на стенах и стали бесценными. А душа всё чаще стремится в Никольскую церковь, чтобы в который раз соединиться с душой мужа через иконы, писанные им. Приезжает в храм помолиться, пообщаться с Валентиной, с которой за долгие годы стали подругами, сдружились семьями. 

фото из архива семьи и Ксении Кломацкой

В ТЕМУ

Оставить о себе добрую память

Александр Левчук, настоятель Никольского храма, протоиерей

- Рано или поздно, но каждый из нас задаётся вопросом: что оставим после себя на земле, чем послужили Богу и людям? Начав расписывать храм, став нашим прихожанином, Алексей, особенно в последние годы, делал это не ради денег, а для души, основательно. Мы много беседовали с ним на духовные темы, я бывал у него дома, мы стали друзьями. 

Алексей выполнил свой труд благолепно, на радость и добрую память прихожан. 

Дни Великого поста – самое время задуматься над жизнью и над своими поступками, время опомниться и стать лучше. Выбросить из сердца обиды, перестать злословить, начать делать добрые дела, впустить в сердце любовь. 

Заинтересованность в этом у каждого должна быть сугубая, личная. Что сделать для того, чтобы в Светлый праздник не было стыдно перед Господом? Яйца на Пасху красят все, но для того, чтобы в этот день хорошо покушать, надо сначала попоститься, чаще, хотя бы по воскресеньям, бывать в храме и причащаться.

Посредством исповеди и покаяния человек вычищает себя изнутри от всего ненужного и начинает духовно плодоносить. Настоящее покаяние – это не только скорбь, но и огромная радость. 

Многим кажется, что сегодняшний день – просто черновик, а впереди настоящая жизнь и много времени. Это не так. Все мы видим, что смерть уносит и наших близких, и наших друзей, и соседей. Никого не минует! Поэтому пора начать писать чистовик, постовые дни для этого как нельзя лучше подходят. 

Наш архипастырь владыка Никон любит повторять: «Молитва и пост – два крыла. Самое время потрудиться и преуспеть. Великий пост – это великая радость стать лучше». 

Небеса Никольского храма

Небеса Никольского храма

Почти каждая икона на главном иконостасе – жертва от семьи…

Почти каждая икона на главном иконостасе – жертва от семьи…

С любовью и верой расписывал Никольский храм раб Божий Алексий Сорокин

С любовью и верой расписывал Никольский храм раб Божий Алексий Сорокин

Валентина Шишкина и Евдокия Сорокина. Им всегда есть о чём поговорить

Валентина Шишкина и Евдокия Сорокина. Им всегда есть о чём поговорить

Небеса Никольского храма Почти каждая икона на главном иконостасе – жертва от семьи… С любовью и верой расписывал Никольский храм раб Божий Алексий Сорокин Валентина Шишкина и Евдокия Сорокина. Им всегда есть о чём поговорить
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных