Вс, 20 Января, 2019
Липецк: -10° $ 66.33 75.58
Вс, 20 Января, 2019
Липецк: -10° $ 66.33 75.58
Культура | Итоги недели

«Конкурс – это трамплин, оттолкнувшись от которого можно взлететь»

Евгения Ионова | 06.01.2019
 
Владислав Пьявко, народный артист СССР, профессор Московской государственной консерватории имени Чайковского, председатель жюри конкурса, считает, что сегодня мало кто из обывателей помнит имя великой Надежды Обуховой, а конкурс помогает сохранить её голос

- Владислав Иванович, вы впервые возглавили конкурс. Поделитесь своими впечатлениями.

– Могу сказать, что я счастлив этим обстоятельством. Мне очень понравилась липецкая публика, порадовал уровень конкурсантов, по-хорошему удивила работа организаторов – всё на высоте. Меня вдохновляет то обстоятельство, что вы не просто придумали конкурс, но ещё и назвали его именем выдающейся русской певицы Надежды Обуховой. Помнить имена своих земляков и популяризировать их – дело благородное.

И надо отдать должное вашей администрации – достать деньги на профессио­нальные творческие конкурсы сегодня очень сложно, вам повезло. Я возглавляю жюри Международного конкурса имени Глинки и знаю всю эту кухню не понаслышке. А ведь многие «глинковцы» – это настоящие звёзды мировой оперной сцены. Достаточно назвать только два имени – Дмитрий Хворостовский и Анна Нетребко. Директор Обуховского конкурса Зинаида Карандакова тоже моя, «глинковская», «лемешевская». 

– Существует такое щадящее выражение: главное не победа, а участие. Думается, что конкурсанты приезжают сюда всё-таки за победой. А с точки зрения мастера: конкурс – это зачем?

– Кто-то говорит, что это способ проверить свои силы. Для кого-то важно сравнить свои возможности с другими. Соревнования – всегда школа, знакомства, опыт. Мне конкурс видится трамплином, от которого можно оттолкнуться, чтобы взлететь. Если к участнику в момент соревнования проявили внимание, поддержали, успокоили, дали шанс – он всегда будет это помнить. Это придаст силы и на дальнейшее творчество. Например, на конкурсе имени Лемешева Зинаида Карандакова вдруг остановилась, запнулась. Члены жюри хотели было засудить, снять баллы, а мне стало так обидно за музыкальную, голосистую, красивую девочку, что я встал за неё горой. И отстоял. Зина перепела и взяла второе место. Когда я эту историю рассказал жене (Ирина Архипова – народная артистка Советского Союза, выдающаяся певица. – Прим. ред.), Ирина Константиновна пригласила её на конкурс имени Глинки, который также сложился для Зинаиды Николаевны удачно. 

– Владислав Иванович, а если немного пошутить: на чьё имя вы приехали – Обуховой или Карандаковой?

– Если бы Зинаида Карандакова не была директором Обуховского конкурса, я бы ещё подумал, браться ли за руководство жюри. Я запомнил её. Её голос. Так что липецкая вокальная школа в лице Зинаиды – это высокая планка. А Надежда Обухова – имя на века.

– Состав участников нынешнего конкурса ваши коллеги по жюри оценили как очень сильный. А вам интереснее, когда настоящий лидер первый номер появляется сразу, с первого тура, или вы предпочитаете искать жемчужину среди равных?

– Ровного состава наверху нет – он всегда ближе к земле. Я обожаю, когда возникает кто-то вне общего порядка, выбивающийся из строя. Такие идут ввысь. И таких только помнят.

– Что сложнее ставить, минус или плюс, напротив имени конкурсанта?

– Минус. Каждый человек – это судьба, в том числе и творческая. Голос, артистизм, музыкальность, умение вести себя на сцене, подать материал – вот критерии, по которым мы оцениваем участников. Здесь, как в медицине, действует принцип: не навреди. Кого-то судить легче, кого-то сложнее. Но это процесс непростой и очень ответственный.

– А нынешние молодые, они какие?

– Разные. Есть абсолютно гениальные, трудяги. Встречаются и такие, кто встаёт в позу у рояля, а в глазах читается: «Ну-ну, учи-учи». Да ещё и деньги за обучение платят. Я с такими не работаю.

– Владислав Иванович, но ведь это наши дети! Почему же мы настолько плохие воспитатели?

– Это эхо девяностых. Мы своими же руками разрушили оте­чественное образование, как школьное, так и высшее и специальное. Раскачаны нравственные и духовные устои. Так что вопрос этот болезненный.

– Конкурсов становится всё больше. С вашей точки зрения, зачем их столько плодится?

– Раньше каждый конкурс был как знак качества. Теперь – галочка для самоудовлетворения амбиций. К счастью, не все. Ваш – достойное исключение, наряду с конкурсами Глинки, Чайковского, Свиридова, Танеева. Кому-то хочется, чтобы мы натянули на себя белую простыню и сами поползли на кладбище. Те, кто ворочает миллионами, вряд ли радеют за страну. Золотой телец сегодня в цене. Нашу страну поставили в строй потребительского рынка и высасывают из неё и человеческие, и природные ресурсы. Раньше считалось правильным, что каждый обязан трудиться. Сегодня большинству хочется только получать. У меня нет иллюзий по поводу прошлого. В моей семье многие пострадали от репрессий. Но я не отрекаюсь от истории своих предков и своей страны.

– А зачем вам, известному оперному певцу, профессору, народному артисту Советского Союза, современная конкурсная жизнь?

– Если мы все опустим руки, ничего больше не вырастет. Меня воспитали в удивительно мощной, великой стране, в которой были проблемы. А сейчас их разве нет? В тысячу раз больше. И если мы, старики, отойдём, значит предадим будущее. 

– Изюминка нашего конкурса – присутствие зрителей на прослушиваниях. Вам это понравилось?

– Это здорово! Конечно, публика материально помогает конкурсу. Но ведь таким образом воспитывается и новое поколение слушателей, поклонников академического пения, классической музыки. Сегодня уже мало кто из обывателей помнит имя великой Обуховой, а конкурс помогает сохранить голос Надежды Андреевны. 

– Владислав Иванович, спасибо за беседу. Будем ждать новой встречи через два года. 

Фото Николая Черкасова

Фото Николая Черкасова

Фото Николая Черкасова