Ср, 26 Июня, 2019
Липецк: +22° $ 62.91 71.60
Ср, 26 Июня, 2019
Липецк: +22° $ 62.91 71.60
Ср, 26 Июня, 2019

И Дионис не помог

Алексей Колядов | 24.02.2010

Кто-то подумает, что этим материалом мы замахиваемся на святую святых – рыночную экономику. Сразу скажем: такой цели у нас нет. И речь в этих заметках не о глобальных макроэкономических проблемах, а о сугубо частном явлении: вещевом рынке.

Барахолки есть во всех цивилизованных и не очень цивилизованных странах. Но именно как барахолки, а не своеобразные торговые центры, где наряду с устаревшими и уже послужившими людям вещами продаются в широком ассортименте абсолютно новые, магазинные. Вот только не по магазинным, а по типично базарным, свободным от многих общепринятых в нормальной торговле правилам. О судьбе одного такого рынка мы и поговорим сегодня.

Дитя рыночных реформ

В советскую пору барахолка в Ельце традиционно располагалась на Женском рынке, история которого началась ещё во времена оные, когда купеческому городку с двадцатитысячным населением вполне хватало полуторагектарного пятачка в исторической северной части города. В советские времена, когда количество горожан увеличилось более чем в пять раз, город продолжал довольствоваться этим малым рынком. Власть не слишком-то баловала вниманием всех, кто проявлял излишнее усердие в несанкционированном частном промысле, – кузнецов и портных, скорняков и сапожников, вышивальщиков и кружевниц. Правило было жёстким: хочешь торговать своими изделиями – приобретай патент. Устрашённые многочисленными рогатками, на это решались немногие. Так что и продавать-то на рынке вплоть до конца восьмидесятых (при перестройщике Горбачёве индивидуальный промысел перестал быть чем-то полузапретным и постыдным) было особо нечего.

Разрешённые тогда кооперативы рыночную торговлю, конечно, оживили, но её настоящий расцвет начался после августа 91-го. Государственная торговая сеть с давно опустевшими прилавками рухнула. Но и новая, созданная на её основе бывшими работниками советской торговли, ставшими совладельцами прежней ничейной собственности, себя никак не показывала. Более того – упрямо демонстрировала свою нерасторопность.

Индивидуальные предприниматели, по мановению волшебной палочки появившиеся в сфере торговли, энергией и деловой хваткой превосходили ветеранов многократно. Но средств на создание капитальных торговых точек они, как правило, не имели. Потому центр торговли из немногочисленных елецких промтоварных магазинов очень быстро переместился на рынки.

Тогда и стало ясно: малый Женский рынок вкупе с ещё более тесным Засосенским не способны удовлетворить спрос горожан, хотя и пострадавших от малоденежья и инфляции, но не утративших потребности к приобретению. Да ещё в условиях, когда дефицит перестал быть дефицитом. Покупай всё, что душе угодно, коли есть деньги! И люди ринулись если и не покупать, то хотя бы поглазеть на продающиеся товары. Все прилегающие к Женскому и Засосенскому рынкам улицы были заставлены автолюбителями и запружены толпами людей. Было понятно: оставлять всё в таком виде на годы нельзя. В итоге городская администрация приняла решение создать новый вещевой рынок на окраине города, у федеральной трассы «Дон».

Подходящая территория для этого – в пять гектаров – нашлась. Ею стала бывшая база городских торгов, упразднённых в ходе приватизации. Благо, помимо свободного пространства, где каждый мог установить палатку или лоток, на ней имелись постройки для размещения части торговцев, администрации, службы охраны. Словом, то, что надо. Разве что название неожиданное для вещевого рынка: «Дионис» – в честь греческого мифического бога виноградарства и виноделия. То ли в шутку его так окрестили, то ли с каким-то дальним намёком. Мол, продал товар на рынке и напился с радости!

Как бы там ни было, рынок при всех хозяевах (одно время им был даже футбольный клуб «Елец») процветал больше десятилетия. Каждую субботу весь город, включая многих жителей трёх близлежащих районов – Долгоруковского, Измалковского и Становлянского, – устремлялся с утра на «Дионис». Чтобы облегчить задачу возможным покупателям, все городские автобусные маршруты перестраивались в этот день так, чтобы обязательно захватывать автостанцию, что напротив рынка. Здесь же дежурили гаишники, регулируя поток частного автотранспорта и его парковку. По приблизительным подсчётам, «Дионис» в «звёздные» дни посещало до тридцати-сорока тысяч человек. Какую сумму денег они оставляли там, можно только догадываться. Но, понятно, несопоставимую с той, что давали хоть и увеличившиеся в количестве по сравнению с советской порой, но всё ещё немногочисленные до конца девяностых магазины.

Поворот торговых потоков происходил постепенно уже в новом тысячелетии, когда стала улучшаться экономическая обстановка в стране, а соответственно и в городе – начали строиться магазины и новые торговые центры. С тех пор рынок окружили конкуренты. В их числе и огромный – на десятки тысяч квадратных метров – торгово-офисный центр, созданный на улице Радиотехнической на базе нескольких производственных и административных корпусов завода «Эльта», и внушительный корпус торгового дома «Гильдия» в Засосенской части города, и более сотни как из-под земли появившихся на первых этажах жилых домов в разных уголках города магазинов. Все вместе они расширили торговую площадь города по сравнению с советской эпохой чуть ли не на порядок, доведя её до уровня стран, где покупательная способность населения в десятки раз выше.

И всё же даже в этих сложных условиях да к тому же в нынешний финансовый и экономический кризис, особенно сильно ударивший по провинции, «Дионис» продолжает существовать. Как и за счёт чего?

Чем покупателя привлекают?

В одну из суббот (рынок традиционно открывается лишь один раз в неделю) решил, отчасти из журналистского любопытства, отчасти по необходимости (жена, намаявшись с электромясорубкой, поручила купить ручную), заглянуть на «Дионис». Памятуя прошлые годы, когда общественный транспорт в его сторону до обеда всегда был переполнен, собирался идти пешком. Но, к удивлению, маршрутный автобус подошёл к остановке полупустым, и я предпочёл его.

Подъезжая к рынку за час до полудня, думал увидеть у входа или даже за его пределами пусть не привычную бурлящую толпу, но всё же порядочно народу. И он, конечно же, здесь был. Но в гораздо меньшем количестве, чем ожидалось. У заставленных товарами лотков и стендов покупателей раз-два и обчёлся. Продавцов и то больше. Может, приехал поздновато, к шапочному разбору?

– Ну да, с утра у нас народу всегда побольше, – подтверждает директор ЕМУП «Городские рынки» Андрей Комаров. – Но по сравнению с прошлыми годами число посетителей, конечно, сократилось. Думаю, тысяч до десяти за субботу принимаем.

Несложно подсчитать: на каждое торговое место (здесь их две тысячи) в среднем приходится всего-то пять потенциальных покупателей – не густо! Но пять – цифра условная: ведь покупатель на рынке всё время в движении. У одного лотка – густо, у другого – пусто. К тому же далеко не все места в базарные дни бывают заняты. Если прежде за каждое из них в Ельце чуть ли не соревновались, то нынче попасть торговцу на рынок не составляет труда: оплачивай место вперёд за месяц и становись за прилавок хоть сам, хоть нанимай работника.

Обязательные условия – регистрация в налоговых и прочих государственных органах и представление покупателям наглядной информации о владельце товара. Кассовые машины, которые одно время пытались требовать от продавцов, на рынке не прижились. Да и товарные чеки на покупку никто не выписывает, уберегая себя от обязанностей предоставлять гарантию на возврат бракованного товара. Традиционно верят продавцу на слово: «Обнаружится брак – приноси, заменим». И многие, надо отметить, слово своё держат.

– Тут очень многое зависит от того, у кого розничный торговец покупает оптом товар, – рассказывает давно торгующий женской обувью на рынке Сергей Барков. – Если у нормальной крупной фирмы, напрямую связанной с известным производителем, то нет смысла отказывать покупателю в замене бракованного товара. Фирма всегда возьмёт его у своего партнёра и обменяет на качественный: это и ей выгодно (сохранит свою сеть распространителей), и нам (покупатель придёт и в следующий раз на привычное место). А вот те, кто покупает товар в Лужниках у случайных оптовиков, за качество отвечать не способны. Потому и показатели у рыночных продавцов разные. Кто-то за день по десять-двадцать пар продаёт, а кто-то довольствуется двумя-тремя. Такие в торговле, как правило, не задерживаются. А им на смену приходят люди, умеющие выбрать качественный и не слишком дорогой товар (дороже трёх с половиной тысяч рублей любая вещь на рынке идёт туго или безнадёжно залёживается) и в Москве, и в Питере, а то и за границей – в Турции, Китае, Эмиратах. Вот они сначала на рынке поторгуют, собьют капиталец, а уж потом свой магазин открывают. В нём торговать легче: не надо вставать с петухами, грузить доверху машину товаром и везти на рынок, чтобы после обеда собирать непроданное и отправляться восвояси. Рынок человека изматывает, выбирают его торговцы вынужденно: жить-то надо!

Сергей знает, что говорит: одно время он с женой открыл отдел в Доме торговли. Хотели уже совсем прекращать рыночную деятельность, да тот закрылся на долгий ремонт. Снимать новое помещение в кризис не захотели: арендная плата разорит! Ведь она в нашей неповоротливой рыночной экономике практически не снизилась, и многие индивидуальные предприниматели, испытав невиданный спад спроса, оказались под угрозой разорения. Чтобы избежать его, Барковы снова пошли на рынок и, как видим, не прогадали...

Ну а что выгадывают покупатели, предпочитая многочисленным магазинам «Дионис»?

– Нравится мне по рынку рассекать! – признаётся знакомая студентка местного университета Людмила. – Людей здесь много, разных: и себя покажешь, и на других посмотришь! И такой выбор товара громадный! В каком магазине такой увидишь? Да ни в каком! И цены не запредельные. Я торговаться люблю и умею. В магазине так не получается...

Можно бы возразить ей: магазины сейчас не такие, как прежде: в них распродажи и скидки, плюс гарантия покупок. Но спорить – дело бесполезное. От привычного отвыкать трудно. Да и время тому не способствует. Вот появится в карманах у людей денег побольше, тогда, глядишь, не захочется Людмиле «рассекать» по рынку в надежде накупить на грош пятаков. Вот тогда нынешний «Дионис» и ему подобные торговые площадки в нашем регионе, да и по всей России, превратятся в то, чем они были до реформ 90-х, – в обычную классическую барахолку. Такой процесс, судя по всему, уже начался. Как ни стараются руководители МУПа привлечь на рынок побольше людей, чтобы торговать на нём три дня в неделю, да ничего не получается. Так что «Дионис», ещё нужный какому-то числу покупателей, как ни крути, умирает на глазах. Жалко его? Чуточку. Но не как инструмент удовлетворения покупательского спроса, а лишь как примету времени. Будем надеяться, уходящего!

Ну а что касается мясорубки, заказанной мне женой, я её на «Дионисе» купил. У предпринимателя из соседних Ливен, пока ещё не отказавшегося от елецкого рынка, но жалующегося на сильно снизившийся оборот. Торговаться я не стал: жалко намаявшегося за день на рынке продавца...

Елец

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных