itogi.lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 июня 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
ФОТО НЕДЕЛИ 
Липецк осваивает новые пространства
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Телерадиокомпания Липецкое время
Общество 

На войне слишком мало красоты. Слишком мало…

25.06.2018 "ЛГ: Итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Фото Анатолия Евстропова
Фото Анатолия ЕвстроповаВладимир Ясаков (в шляпе) 
в санатории в Феодосии, 1949 годФото друга по госпиталюОтец Николай Александрович с сыномВладимир Николаевич и Мария Васильевна прожили вместе 64 года

22 июня 1941 года фашистские захватчики вероломно, без объявления войны напали на нашу Родину. С тех пор прошло 77 лет. За это время в России выросло не одно поколение. И, казалось бы, время окончательно приглушило звуки далёких боёв. Но в памяти народа осталось всё, что связано с великими жертвами во имя Великой Победы


Восемнадцатилетним пареньком ушёл на Великую Отечественную войну грязинец Владимир Николаевич Ясаков. 73 года ветеран молчал о своей войне. И только сейчас решил поделиться воспоминаниями.


Липецкая земля отправила на фронт почти четверть миллиона человек. Из них погибло более половины. Вернувшиеся – раненые, контуженные, изувеченные боями и воспоминаниями – сберегли священную память и о боях-пожарищах, и о друзьях-товарищах. Кому-то хотелось выплеснуть свою боль, свою радость и рассказать, как всё было и через что пришлось пройти им – фронтовикам, партизанам, труженикам тыла. А были и те, кто ни единым словом не потревожил своего боевого прошлого, правильнее сказать – боевого былого, потому что если война входит в жизнь, то остаётся навсегда – напоминает о себе тяжёлыми снами, оставшимися в теле осколками и пулями, кровоточащими ранами в душе.


Владимир Николаевич Ясаков – из таких, как мой дед, молчаливых. Первого апреля он отметил девяностопятилетие. Все годы, что прошли со Дня Победы, Владимир Николаевич избегал разговоров и интервью, касающихся его участия в войне. Для нас ветеран сделал исключение: может, время подошло поделиться воспоминаниями, а может, осколок, что с тех боевых лет остался в его животе, не даёт покоя и просит поведать правду, в том числе и о себе.


Нас встретил старый дом ветерана с близорукими окошками в синих наличниках и цветущим палисадником перед ними. Хозяин впустил гостей в чистые, убранные комнаты и засуетился – спо­хватился, что не надел парадный пиджак, на котором особняком – орден Красной Звезды и орден Отечественной войны II степени. В этом доме ещё девчонкой жила его мама, сюда пришёл после свадьбы его отец.


Сложной была дорога его родителей друг к другу. Николай Александрович Ясаков родился в Царицыне (потом Сталинград, нынче – Волгоград) в 1875 году. Рано потеряв отца, ещё совсем мальчишкой оказался вместе с мамой в Борисоглебске, затем отправился в Воронеж работать и учиться. У него сложилась первая семья, жена Варвара родила ему Анатолия и Валентину. А потом Николая Александровича, классного железнодорожника, направили в Грязи, где он заведовал конторой службы тяги. И здесь встретил солдатку Анисью Матвеевну – её муж погиб в 1914 году на фронте Первой мировой войны. На руках вдовы был сын Василий. Своему второму мужу Анисья Матвеевна родила четверых детей, среди которых был и Владимир Ясаков.


Когда Володя – третий сын своего отца – окончил девять классов, началась Великая Отечественная война. Выпускной десятиклассника Ясакова состоялся 5 июля 1942 года, а 13 июля его уже ждали в военкомате.


– Сначала мы пешком шли до воронежского Новохопёрска, затем поездом до Балашова – это уже Саратовская область, – вспоминает Владимир Николаевич. – Остановились на станции Селикса под Пензой. Нас зачислили в запасный полк, три недели учили стрелять. По распоряжению отборочной комиссии я попал в Первое Пензенское артиллерийское училище, через восемь месяцев (в мае сорок третьего) меня в числе лучших отправили в Москву в Главное артуправление, оттуда – под Калугу, где формировалась наша дивизия. Назначили меня командиром взвода, в подчинении чуть более тридцати человек, на вооружении – противотанковые сорокапятки (пушка образца 1937 года — советское полуавтоматическое противотанковое орудие калибра 45 миллиметров. – Прим. автора). Первый бой мы приняли во вторую годовщину начала войны – двадцать второго июня сорок третьего года. Перед схваткой дали задание: две пушки из четырёх незаметно для врага переправить на нейтральную территорию. Пос­ле артподготовки мы должны были засечь орудия противника и уничтожить их прицельным ударом. Мы с этой задачей справились и пошли с боями до Ельни.


Под Ельней лейтенант Ясаков с орудиями попал в окружение: полк шёл маршем целый день, ночью остановились отдохнуть, а на рассвете стало понятно, что враг сомкнул кольцо. Пришлось оставить сорокапяточки и с боями прорываться к своим, командира полка ранило, солдаты вынесли его на плащ-палатке, а самого Владимира Ясакова контузило так, что совсем ничего не слышал. В госпиталь его не отправили – полк изрядно потрепало, было много потерь, поэтому приказали за десять дней получить новые пушки, подучить новобранцев и вновь на передовую.


– И пошли мы сначала на Оршу, затем на Смоленск, – продолжает Владимир Николаевич. – Двадцать пятого сен­тяб­ря сорок третьего года этот город был освобождён. Погода стояла дожд­ливая, можно было бы и отдохнуть, прийти в себя, но командование имело на нас иные планы. Без продыха, под ливнем мы прошагали два дня, а затем опогодилось, тучи рассеялись, выглянуло солнышко, и мы решили остановиться на привал у деревушки в чистом поле. И тут же налетела вражеская авиация. Мы в это время с ординарцем и самым близким мне на войне другом Аркадием Радченко спустились к речке, чтобы помыться. В первый заход самолётов убило Аркадия, во второй – тяжело ранило меня: нога пострадала в трёх местах. Уже двадцать седьмого сентября я попал в полевой медсанбат, там у меня началась гангрена, поэтому оказался в итоге в Москве. На Таганке в школе располагался госпиталь, в котором мне сделали несколько операций. Так как один осколок остановился около позвоночника, врачи решили долбить кости, но тут пришла телеграмма – умер мой отец. Мне так хотелось попрощаться с папой, но замполит решил, будто это всё специально подстроено, чтобы уехать домой, и не позволил отбыть на похороны. Врачи кости оставили целыми, но и на фронт не отпустили, комиссовали и дали двухнедельный отпуск. Только отбывал я его не дома с родными, а во Втором учебно-офицерском полку под Смоленском.


Через четырнадцать дней снова передовая. В свой полк Владимир Ясаков уже не попал, продолжал воевать в другом подразделении. Летом сорок четвёртого освобождал Витебск, затем участвовал в форсировании Днепра, Немана, боролся за литовскую землю. Под Каунасом его второй раз ранило. Ранение оказалось очень тяжёлым, с проникновением в грудную клетку, осколок разорвал селезёнку, которую пришлось удалить. А вот сам кусок железа по сей день находится в брюшной полости ветерана, не даёт ни спать спокойно, ни забыть о тех жутких месяцах войны. После нескольких операций в Каунасе и в Москве лейтенанта Ясакова отправили в Саратов, а затем выдали отпуск на шесть месяцев для восстановления. Его Владимир Николаевич уже отбывал дома. Через полгода – пере­освидетельствование. Ясакова признали ограниченно годным второй степени с использованием в прифронтовых и внутренних районах. А тут и войне конец!


– Победа! Какая это была радость! Только я не мог в полной мере разделить это счастье со всеми – слишком слаб был ещё, мне же к этому времени уже дали инвалидность, – сетует ветеран. – Мои фронтовые друзья-товарищи так и остались в полях да в болотах. Конечно, на войне больше всего достаётся пехоте, но мы со своими пушками шли вместе с «царицей полей», разделяя все тяготы и невзгоды. Спали чаще всего в лесу, на природе – так, что зимой портянки, бывало, примерзали к сапогам. Если оставались крышки от ящиков из-под снарядов – стелили их, как матрацы. Спали по очереди, один отдыхает, а второй бдит. Несколько раз на Смоленщине встречались нам партизаны. Вот это люди – богатыри! Сколько они сделали, как армии нашей помогли!


Мирная жизнь Владимира Ясакова проходила в трудах и в любви. Поначалу после Победы Владимир Николаевич пытался учиться, ведь на фронт ушёл сразу же по окончании десятилетки. Но контузия давала о себе знать, поэтому высшего образования ему так и не удалось получить. Работал ветеран и чертёжником в железнодорожном училище, и начальником пионерлагерей, и преподавателем физкультуры, и помощником адвоката. А в 1947 году попал на известковый завод и там встретил свою Машу. Мария Васильевна – тоже фронтовичка, писарем в войсках МВД прошла всю войну, Победу встретила в Германии. Вот с ней одной, со своей женой, матерью их трёх дочек, Владимир Николаевич и мог поговорить о том, что им пришлось пережить, – она понимала его с полуслова. Они прожили вместе 64 года. В прошлом году Марии Васильевны не стало – до сих пор о супруге Владимир Николаевич без слёз не может вспоминать. За годы совместной жизни она стала ему больше, чем жена, она стала другом, самым надёжным и самым близким…


– Если бы не война, моя жизнь и судьба миллионов людей сложилась бы по-другому, – утверждает Владимир Николаевич. – Вот сейчас молодые да громкоголосые говорят, мол, если бы немец нас завоевал, то мы бы сейчас жили, как в Германии. Дудки! Нет, нет и нет!!! И страны нашей, и нас на свете давно бы не было. Не для того они эту войну затеяли, чтобы мы с ними потом вместе по соседству поживали и пиво потягивали. Им нужны наша земля, наши недра и дармовая рабочая сила, рабская, в нашем лице. Они и сейчас этим озабочены. Если молодёжь поддастся на такие разговоры-уговоры – продадут Родину. Этого нельзя допустить… Не знаю, быть может, поняв это, я и решил рассказать о своей войне, правда, уже мало что и кого помню… 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 24 сентября 2018 г.


Погода в Липецке День: +6 C°  Ночь: C°
Авторизация 
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
  Вверх