itogi.lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
4 июня 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
ФОТО НЕДЕЛИ 
Что ни мужик, то изобретатель
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Телерадиокомпания Липецкое время
Культура 

Знакомые всё лики

04.06.2018 "ЛГ: Итоги недели". Евгения Ионова
// Культура
  

 
 	
 

  ,
 
Икону Господь Вседержитель музею Андрея Рублёва подарил выдающийся художник Василий Ситников, наш земляк
Единственный государственный специализированный музей русского церковного искусства Средневековья и Нового времени. Оксана СМИРНОВА: "Сейчас много говорят, мол, у русских в средние века никакой культуры не было и ничего они миру предъявить не могут. Можем! Всё у нас было!" Фото Анатолия ЕвстроповаСветлана КИРЬЯНОВА: "Здесь, на выставке, есть копия иконы пятнадцатого века Успение Богоматери из мастерской Дионисия. Конечно, на обороте доски не стоит имени автора – это искусствоведческая атрибуция".

В Липецком областном художественном музее работает уникальная выставка – «Лики русской иконы», сформированная из фондов Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва


Несмотря на все усилия писателей-фантастов и примкнувшим к ним кинорежиссёров и мультипликаторов, портал времени, соединяющий прошлое с настоящим и будущим, – это вымысел. На том настаивают учёные. И всё-таки… Всем, кто окажется этим летом в стенах нашего областного художественного музея, выпадет огромная удача пройти сквозь столетия и проследить не только за развитием русской иконописной школы, но и за изменением религиозного сознания наших предков, начиная с тринадцатого века.


«Лики русской иконы» – третий совместный проект Липецкого областного художественного музея и Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва. Первый был реализован в Год культуры и посвящался образу Богоматери в русской иконописи. Второй случился уже в следующем – 2015 году. Его главная тема – образ русского монашества. И вот в нынешнем 2018 году – новая совместная работа. В залах липецкого музея разместились 37 факсимильных фотокопий образов XIII – XVIII веков. Благодаря научно-техническому прогрессу, в том числе и в области фотографии, миллионы людей по всей стране могут увидеть дубликаты выдающихся произведений древних иконописцев – подлинники в силу различных причин почти не покидают музейные стены.


В Липецке выставку «Лики русской иконы» представляют Оксана Смирнова, главный хранитель Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва, и Светлана Кирьянова, заведующая отделом учёта и комплектования фондов музея.



– Оксана Викторовна, музей имени Анд­рея Рублёва в третий раз входит в стены Липецкого художественного музея. Наверное, вы в нас уверены, коль так охотно идёте на контакт? Как складываются отношения с провинциальными музеями?


– Конечно, нам бы хотелось почаще выезжать за пределы столицы. Но подобные экспозиции, особенно русской иконы, – очень дорогостоящие мероприятия. Все наши совместные с Липецком проекты реализованы при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. На нынешней выставке представлены не подлинники, а фотокопии работ, сделанные на высочайшем уровне. Только в таком виде наш золотой фонд – русские иконы – могут покидать стены музея. Мы действительно привезли в Липецк всё самое лучшее.



– Эта выставка уже где-то побывала?


– Да, её уже видели в Сибири. Липецкий музей сам обратился к нам, чему мы несказанно обрадовались, потому что очень ценим инициативы коллег и знаем, насколько надёжны липецкие партнёры. Мы всегда с благодарностью вспоминаем работу с липчанами и всегда открыты для сотрудничества. У нас много интересных предложений, думаю, что приедем к вам ещё не раз.



– Действительно, музей Андрея Рублёва обладает удивительной коллекцией произведений русской иконописи. Как часто храмы просят предоставить тот или иной святой образ для праздничных богослужений?


– Конечно, к нам поступают такие обращения, но это очень хлопотное и ответственное дело. Например, в числе выставочных экземпляров, представленных в Липецке, есть образ Богоматери Владимирской (Волоколамской). Эта чудотворная икона является списком, то есть копией, с чудотворного образа «Богоматери Владимирской» двенадцатого века. Он сделан по заказу Григория Бельского, так на самом деле звали Малюту Скуратова, ближайшего сподвижника Ивана Грозного. Исполненный в Москве список был принесён в Иосифо-Волоколамский монастырь 2 марта 1572 года. В своё время, то есть уже в середине двадцатого века, когда обитель находилась в полуразрушенном состоянии, этот образ обнаружили и привезли в музей наши сотрудники. С тех пор долгие годы музейные стены икона не покидала. Но уже два раза за последние несколько лет мы вывозили Богородицу в восстановленный Иосифо-Волоцкий монастырь.


Так же икона Иоанна Предтечи, которая приписывается мастерам круга Анд­рея Рублёва, выставлялась в Третьяковской галерее. Но хочу подчерк­нуть: такие истории особые и очень редкие.



– Вам, думаю, приходится сталкиваться с тем, что посетители выставки начинают вести себя как в храме – крестятся перед образами, встают на колени. Могу поделиться своим опытом. Когда впервые попала в зал древнерусской живописи Третьяковской галереи уже достаточно много лет тому назад, чувствовала себя не очень уверенно. Вроде бы и понимаешь, что ты в музее, но ведь перед тобой – святыни. Здесь легче, фотокопии всё-таки.


– Мы же с вами понимаем: всё средневековое искусство религиозно. Мне кажется, что огромный пласт культуры, созданный предыдущими поколениями, в том числе и церковный, должен быть доступен всем. И каждый гражданин нашей великой России, учитывая, что страна наша многонациональная и многоконфессиональная, имеет право увидеть это богатство. А крестятся посетители перед иконами постоянно, и мы этому никак не препятствуем и не удивляемся. Мы против того, чтобы к образам прикладывались. Бывает, что дамы забывают снять яркую помаду и бросаются целовать особо почитаемые ими лики. Вот это – настоящая головная боль для наших реставраторов. Поэтому особо ценные экспонаты закрываем стеклом. Но заметьте, ведь и в храмах наиболее чтимые иконы также застекляют.



– Оксана Викторовна, пространство музея меняет мировоззрение сотрудников?


– Любое пространство, особенно если оно связано с искусством, формирует. Когда я нахожусь перед иконой Троица, прежде всего, вспоминаю нашего бывшего директора. Геннадий Викторович Попов этот образ из заброшенного храма притащил на себе, по дороге в снег по пояс проваливался, ноги отморозил. Для нас, нынешних, история совершенно нереальная – он нёс памятник культуры не к себе домой, а в музей. Ему было важно сохранить икону для потомков. Тогда люди работали на будущее, на культуру. У нас недавно открылась выставка «Северные экспедиции», где мы показываем иконы, вывезенные нашими сотрудниками с Севера. Музей был основан в 1947 году, открыл двери перед посетителями в 1960-м. В этот период и создавались фонды. Все сотрудники участвовали в экспедициях, рассказывали, как приезжали в разрушенные храмы, некоторые образа выносили на себе, некоторые отправляли почтой – спасали, как могли. А через некоторое время возвращались в те же храмы и заставали уже пепелища…


Когда я смотрю на икону Господь Вседержитель, то вспоминаю Василия Яковлевича Ситникова, выдающегося художника, эмигрировавшего в Америку. Образ – дар нашему музею. Когда Василий Яковлевич обрёл икону – это была на первый неискушённый взгляд просто расколотая чёрная доска. И только гений самого Василия Ситникова, его прозорливый глаз художника могли определить: в его руках – шедевр.



– Надо же, какое совпадение! Василий Яковлевич Ситников – наш земляк, лебедянец. И вот спустя многие годы таким образом возвращается на малую родину!


– Это дорогого стоит! Образ Спаса Вседержителя (ещё одно название Спас из Гавшинки – Прим.автора) – самый древний в коллекции нашего музея. Когда реставраторы раскрыли, то есть очистили, подаренную Василием Ситниковым икону, стало понятно, что она тринадцатого века (а некоторые искусствоведы называют и более раннюю дату создания лика – XI столетие – Прим.автора).



– Мне кажется, что иконопись русская, православная, она вневременная. Иконописцы писали так, что за закрытыми дверьми церкви люди оказывались вне времени и пространства – наедине с Богом.


– Вот поэтому современное иконописание в большом долгу перед людьми. Наверное, в те семьдесят лет, что мы жили в официально безбожной стране, что-то надломилось. И восстановить былую связь пока не получается, на мой взгляд. Современные мастера декоративно-прикладного искусства научились вновь создавать шедевры, возродили традицию. А вот в иконописи пока этот шаг не сделан.


– Бывали случаи, когда работа в музее приводила искусствоведа и в храм?


– Конечно. Трудно, постоянно находясь рядом с иконой, чувствовать это искусство и не сделать следующий шаг. Хотя это и не обязательно. Есть великолепные искусствоведы, разбирающиеся во всех тонкостях иконописи, но совершенно не воцерковленные люди.



– И вот, наверное, самый популярный вопрос: вернутся ли иконы из музея когда-либо обратно в храмы?


– Создание иконы – процесс долгий, кропотливый и трудоёмкий. Икона писалась, затем покрывалась олифой и со временем темнела. Когда это происходило, то старый слой счищали до доски и создавали заново. Но иногда поверх почерневшего писали новые лики. И тому, что древние иконы дошли до нас в первозданном виде, мы обязаны тем людям, которые писали сверху, таким образом сохраняя первоначальное изображение. В музее находятся как раз иконы, освобождённые от тех самых новых слоёв. Реставраторы открыли древний хрупкий слой, который настолько древний и настолько хрупкий, что ему нужны для жизни особые условия. Конечно, у всех на слуху история, когда «Русский музей» передал в действующий храм Торопецкую Икону Божией Матери. Так ведь она находится хоть и в церкви, но под охраной, в саркофаге, где поддерживается необходимый температурно-влажностный режим. Все ли храмы могут себе такое позволить?


Наверное, если государство решит передать ценности мирового масштаба Церкви, мы как государевы служащие вынуждены будем подчиниться. Но вот сохранится ли это наследие на долгие годы? Достанется ли нашим потомкам? Сейчас же много говорят, мол, у русских в средние века никакой культуры не было и ничего они миру предъявить не могут. Можем! Всё у нас было! А вот спустя двести лет после того, как иконы перестанут быть музейными ценностями, сможем ли мы что-то предъявить, доказать, что мы – нация с большой, древней культурой, бесценным багажом знаний и умений? Здесь амбиции должны уступить место государственному видению.


К счастью, есть батюшки, которые, принимая в руки древние храмы, осознают, какая ответственность теперь на них лежит. Но мы знаем и другие примеры, к сожалению… В нашем музее идеальные условия: постоянная температура и влажность, специальный свет, мы обеспечиваем охрану и сохранность памятников… Не следует забывать, что некоторые иконы и создавались не для больших храмов, а для личного, так сказать, пользования.



– Светлана Александровна, что-то мы с Оксаной Викторовной заговорились. С вами мне хотелось бы обсудить, пожалуй, ещё одну «горячую» тему. Авторство в русской иконописи – вещь условная. Андрей Рублёв, Феофан Грек, Даниил Чёрный, Дионисий, Гурий Никитин (Кинешемцев), Симон Ушаков, Фёдор Зубов. Это, так сказать, звёзды отечественной иконописной школы. Их имена на слуху. Но ведь не всегда иконы, приписываемые мастерам, именно ими созданы…


– В старину считалось, что рукой иконописца водит Бог, поэтому и авторство за Ним. То, что работа принадлежит тому или иному иконописцу, мы, например, знаем из летописных источников. Если точных данных нет, могут возникнуть споры. Например, Троица, приписываемая кисти Андрея Рублёва, до сих пор находится в центре обсуждения – мы не обладаем всей полнотой информации. Здесь, на выставке, есть копия иконы пятнадцатого века Успение Богоматери из мастерской Дионисия. Конечно, на обороте доски не стоит имени автора – это искусствоведческая атрибуция. В Липецк мы привезли также копию редкой для пятнадцатого века подписанной и датированной иконы – Святая Троица создана монахом Паисием в 1484-1485 годах. От этого иконописца нам остались только имя и икона – и больше ничего…


А вот начиная со второй половины семнадцатого века ситуация меняется, мастера не стесняются подписывать свои произведения. Менталитет настолько трансформировался, что авторская подпись становится своего рода знаком качества. Некоторые образа иконописцы надписывали и на лицевой стороне. Здесь, на выставке, мы представляем икону Рождество Богородицы, созданную в 1688 году. Её автор – Фёдор Евтихиев Зубов (как и фаворит царя Алексея Михайловича, любимый и единственный иконописец первых лиц государства Симон Ушаков, Фёдор Зубов работал при царском дворе и был одним из пяти «жалованных иконописцев» – Прим.автора).



– Оксана Викторовна, Светлана Александровна, большое вам спасибо за беседу. Думаю, нынешняя выставка будет столь же посещаемой, как и предыдущие две. Надеюсь, у нас ещё будут поводы увидеться, поэтому – до свидания.



***

Икону Господь Вседержитель музею Андрея Рублёва подарил выдающийся художник Василий Ситников, наш земляк. Он родился в 1915 году в селе Новое Ракитино Лебедянского уезда.


Когда Василий Яковлевич обрёл икону – это была на первый неискушённый взгляд просто расколотая чёрная доска. И только гений самого Василия Ситникова, его прозорливый глаз художника, могли определить: в его руках – шедевр.


У самого Василия Яковлевича есть картина «Спас», он её очень любил и дорожил ею. Перед Господом изображена горящая лампадка: чашечка цветного стекла в старинной металлической оправе. Огонёк освещает лик Спасителя, тени от краёв лампады разбегаются во все стороны… Таковой была и жизнь Василия – огоньком перед ликом Всевышнего, отбрасывающим вокруг причудливо-узорчатые, таинственные тени…


***

Единственный государственный специализированный музей русского церковного искусства Средневековья и Нового времени. Музей имени Андрея Рублёва расположен в стенах знаменитого Спасо-Андроникова монастыря, где великий иконописец Андрей Рублёв расписал Спасский собор – ныне древнейший храм Москвы. Музей имеет богатую коллекцию иконописи XII – начала XX веков.


Спасо-Андроников монастырь хранит много загадок, одна из них – главная – связана с местом захоронения Андрея Рублёва. Могилу иконописца ищут давно, и в этом деле участвовали и участвуют самые разные люди. Есть версия, что он был погребён у стен колокольни, которую разрушили в 1803 году, чтобы построить новую. А в 1920–1930 годы разобрали по кирпичику и новую колокольню… Место захоронения, естественно, затерялось. По другой версии, мощи Андрея Рублёва покоятся под алтарной частью ?пасского собора. Археологи действительно нашли там захоронение, относящиеся к XV веку, и было заявлено, что одно из тел принадлежит великому русскому иконописцу. Так или иначе, но многие, кто посещает Спасо-Андроников монастырь, осторожно передвигаются по его территории, чтобы не ступить случайно, не нарушить покой Андрея Рублёва…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 15 декабря 2018 г.


Погода в Липецке День: -5 C°  Ночь: C°
Авторизация 
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
  Вверх