itogi.lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
4 июня 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
ФОТО НЕДЕЛИ 
Мужская работа
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Телерадиокомпания Липецкое время
Общество 

Сердцу мило, а остальное приложится

04.06.2018 "ЛГ: Итоги недели". Дарья Шпакова, фото автора
// Общество

Преподобный старец Амвросий Оптинский любил шуточные поэтические импровизации. Есть у него стишок и про семейное счастье, вроде бы совсем простенький, но он как благословение для всех нас, жаждущих найти своего суженого или суженую и прожить вместе век в любви и умереть в один день и в одну минуту. «Когда у мужа с женою лад, то не нужен им будет и клад!» – сказал Амвросий Оптинский. Куда уж точнее. Две семьи, о которых «Итоги недели» рассказывают сегодня, всю жизнь богатели взаимопониманием, терпением и добрым отношением друг к другу



Семья Заикиных


Супруги Заикины не из нашего суетного мира. Они там, где бескрайние поля лижут горизонт, где поутру поют соловьи и «осыпает» сирень с душистых лепестков росу. Они уже шестьдесят лет вместе и ни разу не слышали морского прибоя. А зачем, когда земляника летом сама опадает в твою ладонь. Этот мир в селе Борки Тербунского района – их рай на земле. В этом месте они родились, поженились, вырастили детей. Здесь и хотят остаться навечно.


Они не говорят о любви напрямую. Не умеют выразить словами то, что для сердца давно стало привычным и родным. Для Николая Ивановича и Любови Ивановны это чувство также естественно, как сама жизнь. Вдох-выдох… всегда рядом, чтобы не случилось – всегда вместе. Жизнь в простоте, словно они полевые цветы на лугу, и в радости от обычных вещей – детского смеха, грозы за окном, вечерних посиделок с соседями… Да мало ли моментов для счастья, когда мирно, когда всходит и заходит солнце, всё в положенное время, всё в срок.


– В пять лет я подорвался на мине. В годы войны немцы наше село оккупировали, а после боёв оставили заминированное поле. Я помню, как мы с сестрой пошли весной за щавелем, одно неосторожное движение и… взрыв – мир перевернулся. Очнулся, когда мама в военном эшелоне передавала меня в детском одеяле какому-то солдатику. Мы быстро доехали до госпиталя в Ельце. Осколком мне пробило желудок, сделали операцию и, слава Богу, всё обошлось. Сестру тоже слегка задело, – рассказывает Николай Иванович, которому в этом году исполнится восемьдесят один год.


А до этого рокового события семья Заикиных пережила эвакуацию. Вернулись они на родную землю, а вместо хаты – пепелище да угол дома с русской печкой. Эти детские впечатления навсегда поселились в раненой душе Николая Ивановича. Семья Заикиных постепенно обустроилась заново. Николай закончил шесть классов в школе в Борках и выучился на шофёра. Вспоминают супруги, как тяжело жили их родители: урожай с огорода, мясо, масло сдавали государству. С каждой семьи требовали ещё и шерсти весомый клок предоставить. Мама Любови Ивановны не имела в хозяйстве овец. Так им приходилось покупать шерсть у соседей, чтобы погасить долг. Но… все тяготы люди сносили безропотно, потому что понимали: недавно война закончилась и нужно помогать поднимать народное хозяйство.



Жизнь в любви и верности


Николай свою Любочку нянчил ещё в детстве. Их сёстры дружили, и мальчишкой он кормил сидящую в корытце конопатую девчушку кашей из ложки и приговаривал: «Ешь скорей, а то вырастишь, а я тебя замуж не возьму». Семья Заикиных вскоре уехала жить в Шахты Ростовской области. И момент, когда Люба превратилась в красавицу, Николай упустил. А увидел её и потерял покой – статная, весёлая, в глазах огоньки. Сразу в сердце ёкнуло: моя супружница. Два месяца молодые погуляли и сразу в загс. А чего ждать – сердцу мило, а остальное приложится.


– Свадьбы у нас не было. Надела я своё единственное голубое платьице, и расписались тихонько. В то время в колхозе не давали на руки паспорта, чтобы народ не разъезжался. А мы документы взяли и, не возвратив, уехали с Колей в Шахты. И там вскоре обвенчались. Свекровь моя была женщиной богомольной. Договорилась со знакомым священником, и перед Христом в церкви клялись жить в любви и верности. Потом, какие бы разногласия у нас не случались, всегда и всё разрешалось, будто каким узлом связаны мы друг с другом. Теперь-то я уж точно знаю узел этот – любовь к детям и Божья помощь, – рассуждает Любовь Ивановна Заикина.


Пять лет молодые прожили в небольшом шахтёрском городке. Там у них на свет появился первенец, а потом они вернулись в родные Борки. Молодой жене уж очень стало жалко своего дорогого мужа. Дни и ночи пропадал он в шахте. И была ещё одна причина – хотелось собственного дома не в чужом городе, а в родной деревеньке, где стыдливые берёзы и заливные луга от любой хвори душевной спасают, здесь и родились у них дочки-близнецы.


– Уголь добывать – дело тяжёлое. Помню, спускаешься на сто метров в шахту, а потом едешь три километра в глубину на электровозе. Лёжа на боку, отбиваешь лопатой пласты угля. Труд адский. В Борках я всю жизнь в колхозе баранку крутил на грузовике. Уедешь в поле с рассветом и за полночь вернёшься. Колхозы вокруг нас всегда богатые были. Даже в девяностые не распадались. Так что мы и не заметили, как в стране развал произошёл. В деревне всегда земля спасала, знай себе паши на ней, да обязательно с любовью, – рассказывает Николай Иванович.



Как были голубки, так и остались


Заикины вспоминают, какая у них весёлая и шумная улица была. Матаня, круги, пятачки, всюду гармони и балалайки заливались по любому радостному поводу. И репертуар-то вроде всем с рождения известный, а удивительно, как каждый раз душа рвалась навстречу родным звукам и мелодиям. А потом и вовсе улица стала одной дружной семьей. Заикины однажды продали телёнка и купили невиданное для деревни «диво» – чёрно-белый телевизор «Рекорд».


– Вечерами у нас в доме собирались все соседи. Кино смотрели, передачи про животных. Семечек нащёлкают, весь пол в кожуре, – с улыбкой вспоминает Любовь Ивановна.


– А сейчас идёт «ожирение», – уточняет Николай Иванович. – Всего навалом: и еды, и комфорта. Дети не знают, как копеечка трудовая достаётся. Привыкли, что мама с папой и квартиру купят, и машину. Потому-то и семьи распадаются. Ничто супругов не объединяет: это моё, и это тоже моё. А где общее, для семьи, для детей нажитое? Мы, когда ещё школьниками были, ездили на маковые поля собирать не­убранные остатки, чтобы урожай сохранить. Никто из нас даже не слышал, что бывают какие-то наркотики. Теперь же от всякого дурного зелья дети погибают. Страшно. А чтобы семью сохранить молодую, нужно в одну упряжку становиться супругам и труд знать каждодневный, – по-доброму ворчит Николай Иванович.


С улыбкой вспоминают Заикины, как воспитывали своих детей и внуков. Хозяин всегда брал ребятишек в поле. Посадит в кузов и везёт навстречу счастью, смотреть, как хлеб колосится и вертит «головой» подсолнух. А с бабушкой внучата любили ходить в телятник, поить коров и пить парное молоко из крынки, чтобы по усам текло и в рот попадало. Простые радости складывались в простую жизнь, где не было злобы и фальши, а душа светилась искрами солнца.


– Я на примере своих детей могу сказать. Если ребёнок умный – он всё, что ему нужно из знаний и умений, сам возьмёт. Будет любопытным и до всего интересного своей логикой «дорешается». А вот если он у тебя «середнячок», хоть ты расшибись – не вложишь в него знания. Если только жизнь чему-нибудь научит на ошибках и промахах. Такое моё мнение, – считает мама троих детей, бабушка и прабабушка Любовь Ивановна Заикина.


Ветвится род Заикиных. Уже правнуки у них народились, а Николай с Любой как были голубки, так и остались. Ворковать любят о дне сегодняшнем и в завтра поглядывать. Друг дружку берегут, помнят, как клятву перед Богом держали во взаимопонимании находиться и верности добродетелям.


– Муж, если устанет, пусть на диване полежит, почувствует: без него дальше дела не свершатся. Он сам встанет и во всём тебе подсобит, – считает Любовь Ивановна.


Любят Заикины, когда их стол ломится от урожая со свойских грядок. Но возделывать большие огороды супругам Заикиным сейчас не под силу. В этом году они помидоры посадили, цветы, тыкву и огурцы. Говорят, не по себе, когда земля в пустоте стоит, смотришь на неё, как на сиротку. Так и в жизни их простой и совестливой никогда не было пустого, одно только совместно нажитое – своё, родное. Как колос, как один на двоих вдох-выдох…



Семья Бузиных


Владимир Ильич и Александра Егоровна Бузины – золотые юбиляры. Пятьдесят лет прожили они в любви и радости в деревне Кургано-Головино Тербунского района. Берегли друг друга, детишек растили, в полях труд большой знали и силушки от них набирались. Владимир Ильич говорит, что добрые и небесные мысли к нему приходили, когда он на своём тракторе бороздил «чёрное золото» родной земли.


– Я, когда выучился на шофёра, сначала нашего парторга возил по всяким собраниям. Но мне эта работа по душе не пришлась – скучно и никакой пользы от неё нет. А вот трактористом быть – почётно и интересно. Выходишь в поле и… свобода! Любуешься, как колос силу набирает, и знаешь, что ты тоже этот хлеб растил. С мужичками и бабоньками в поле хорошо погутарить. У меня и грамоты за мой труд почётные имеются, и благодарности, – рассказывает Владимир Ильич.


С дорогой жёнушкой почётный тракторист подружился после армии. Чуб у Владимира чёрный, как смоль был, а характер добрый и ласковый. В детстве он Шурочку за косички дёргал, не знал, что вырастет она такой красавицей, и влюбится он на всю жизнь. Свидания у молодых были в колхозном саду под кружение яблоневых лепестков. Вскоре, как говорит Владимир Ильич, «утянулся» он в неё.


– Шура моя из многодетной семьи, трудолюбивая и на характер покладистая. Умеет и слово доброе вовремя сказать, и пожурить, если надо. Мы хорошо живём – ладно и счастливо, с самого начала так повелось, – с нежностью признаётся глава семейства.


Владимир Ильич часто рассказывал дорогой Шурочке, как их семья пережила эвакуацию. Маленькому Владимиру тогда было два годика. Бабушка его перед тем, как пришли в эти края немцы, ухаживала за нашими тремя разведчиками. Молодые ребята выполняли задание. Жили в амбаре по соседству, бабушка готовила красноармейцам обеды. Офицеры пробыли в деревне несколько месяцев и за это время привязались к босоногому Вовке.


– Ушли они вдаль по дороге, говорила бабушка, да так и не вернулись… Мы потом узнали, что погибли наши солдатики. Вскоре нам и самим от войны пришлось бежать. Люди с нашей деревни нашли себе пристанище в Рязани. Мать вспоминала, как уходили они по реке на лодках, в одних спасались люди, а в других рядом плыли коровы-кормилицы, – рассказывает Владимир Бузин.



Сладкая жизнь в трудах и заботах


Александра Егоровна – человек скромный, всё улыбалась и дорогого супруга-говоруна слушала, как будто в первый раз. Она призналась, что всегда была рада жить в родительском доме мужа вместе со свекровью – за занавеской в дверном проёме и складывалось их семейное счастье. Они и сейчас в этом доме детвору из города встречают. Свекровь Прасковья Николаевна любила свою невестку, как дочку, и от всякой чёрной работы берегла. И всегда повторяла: «Вовка у меня всегда счастливым будет. Я его в копне сама родила. От того он у меня сильный и улыбчивый».


Александра Егоровна всю жизнь проработала ветсанитаром на свиноферме. К своему делу подходила ответственно – купала поросят, «дустила», чтобы никакой клещ не подобрался, дезинфицировала, следила за аптекой. Помимо этого трудилась свекловичницей. А вечерами бегала на репетиции хора, где песнями прославляла счастливую советскую жизнь.


– Село наше было дружное. День животновода отмечали, Троицу славили, Первое мая почитали. Бывало, постелем в саду покрывало, соберёмся всей улицей – звонко, весело, с гармонью. А если в будни закручинишься, идёшь в магазин за хлебом. Там полдеревни встретишь и в кругу наболтаешься всласть. А теперь люди буханку берут и даже друг другу доброго словечка не скажут, – сетуют пенсионеры.


Владимир Ильич – известный на всю округу пчеловод. С юности держит в саду ульи. И любит не просто мёд добывать, но и наблюдать за жизнью пчелиных семей. Уж очень она с человеческой перекликается. Каждый в улье делом важным занимается и спасает свой дом от чужого вмешательства, всё у пчёл общее, а потому и сладкое.


– Сладко живут, хоть в трудах и заботах, – с улыбкой говорит владелец ульев Владимир Ильич.


И Бузины привыкли все свои пятьдесят лет супружества душевный мёд собирать. Александре Егоровне для вдохновения нужны лишь хлопоты о чистоте дома, об урожае на грядке, о том, чтобы глава семьи был доволен жизнью. А Владимира Ильича мёдом не корми, подавай родные луга за околицей. Каждое утро он зимой и летом идёт на свой любимый простор посмотреть: с рыбаками поздороваться, с ранним солнцем. Только после такой зарядки начинает свой день. И он непременно будет белым, раз мысли небесные, добрые к нему приходят из самых глубин души…



В ТЕМУ


Сто девять супружеских пар, проживающих в Липецкой области, уже отпраздновали в этом году юбилейные даты – рубиновые, сапфировые, золотые свадьбы. Все супруги-долгожители отмечены Поздравительными адресами, которые им вручают сотрудники отделов загс. Долгая семейная жизнь возможна, когда воссоединяются люди добрые, мудрые, трудолюбивые, готовые прощать, искать компромиссы, понимать и жертвовать собой ради ближних.


Самый долгий официальный брак был зарегистрирован в 2007 году в Азербайджане. Супруги Агеевы – 126-летний Нифтуил и 116-летняя Балабеим сумели дожить до красной свадьбы – сто лет – и торжественно её отпраздновали. Ещё раньше – в 1986 году – в том же Азербайджане столетие брака зарегистрировали 122-летний Ильяс и 117-летняя Хатын Джафаровы.



В Липецкой области таких результатов пока нет, зато всем нам есть куда стремиться.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 16 октября 2018 г.


Погода в Липецке День: +10 C°  Ночь: +5 C°
Авторизация 
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
  Вверх