Вс, 20 Января, 2019
Липецк: -10° $ 66.33 75.58
Вс, 20 Января, 2019
Липецк: -10° $ 66.33 75.58
Общество | Итоги недели

«Смерть обходит меня стороной…» (ФОТО)

Евгения Ионова | 23.04.2018
 

Эти слова – из последнего письма Героя России капитана Ивана Флёрова, адресованного родным. В апреле нынешнего года командиру легендарных «катюш» исполнилось 113 лет

21 июня 1995 года указом Президента Российской Федерации за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны, капитану Флёрову Ивану Андреевичу присвоено звание Героя Российской Федерации. Посмертно.


ФОТО


А через три года – 5 марта 1998 года – приказом министра обороны РФ Герой Российской Федерации Иван Андреевич Флёров навечно зачислен в списки командного факультета Военной академии Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого, слушателем которой он был.

Когда деревья были большими

7 октября 1941 года… В лесу, что врос в землю неподалёку от смоленской деревеньки Богатырь, в кабине боевой машины сидел человек тридцати шести лет от роду. Далеко от дома, от родных, от своих – наши войска отступали под натиском вражеской армии, краешком уха он слышал стихающий грохот канонады… Весь в крови, израненный, он смотрел сквозь лобовое стекло на прикрывающие его от пуль и снарядов деревья – сосны, ели, берёзы, осины... Ему нужно было принять решение.

…И вспомнился ему столетний дуб, что рос у крыльца родного дома в селе Двуречки. Ветвистый, словно сошедший с картин художников-авангардистов, летом дуб заслонял дом от палящего солнца, зимой не давал спокойно уснуть – всё скрипел своими корявыми ветками, кряхтел, охал, будто старик на печке. Весной, под вновь народившейся кроной зелёного богатыря, можно было и от дождя укрыться, и с соседскими мальчишками порезвиться. Осенью дуб укладывал разноцветные ковры из своих оказавшихся ненужными жёлто-бурых листьев – не стал, наверное, исключением и нынешний октябрь. На рассвете могучая тень дуба указывала дорогу к храму, что стоит напротив родительского крыльца – рукой подать – и виден из окон дома. В храме служили два его деда. Колокола, раскачивая воздух, будили всё село, и его семья – отец, мама, четверо братьев и две сестры, кому Господь позволил пожить на Земле, – спешили к службе. Потом младшие бежали в школу – благо она была тут же, неподалёку – в церковной ограде.

Под кроной дуба проходили его первые свидания с будущей женой Валентиной Лебедевой, поэтому в письмах к родным и он, и она всегда интересовались самочувствием исполина.

Здесь, под Смоленском, с дубом его соединяли не только воспоминания, но и огромное серое осеннее небо, в которое он устремлялся взглядом, а дерево – суковатыми ветвями. И он, командир первой в Красной армии отдельной экспериментальной батареи реактивной артиллерии, капитан Иван Андреевич Флёров, принял решение…

Военная тайна

Боевой офицер, награждённый за мужество и отвагу, проявленные в советско-финской войне, орденом Красной Звезды, Иван Флёров в 1940 году поступил в Артиллерийскую академию имени Дзержинского. Впереди – карьера профессионального военного. Но 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, перечеркнувшая его планы и сделавшая его легендой.

Его жена Валентина Трофимовна вспоминала, что в то летнее утро они с мужем завтракали дома, когда по радио объявили о вероломном нападении врага на советскую Родину. Иван Андреевич бросился собирать вещи, она попыталась было его остановить, да куда там. Флёров же двуреченский, а они – народ бесшабашный и упрямый. Попрощался с сыном, поцеловал любимую и ушёл.

Но на фронт Иван Андреевич попал не сразу – несколько раз писал рапорты с просьбой направить его в действующую армию, но постоянно получал отказ: слушателей академии на передовую не посылали. И тут начала раскидывать свои карты судьба...

Верховное главнокомандование решило создать особое (специальное, экспериментальное) артиллерийское подразделение, командовать которым выпало капитану Флёрову. Почему? Он был стреляный воробей, а в новое соединение отбирали только солдат и офицеров, имеющих боевой опыт. В беседе с Иваном Андреевичем командующий артиллерийскими войсками Красной армии генерал-майор Василий Васильевич Аборенков сказал: «Вам, капитан Флёров, доверяется величайшая военная и государственная тайна. Ваша часть станет родоначальницей нового рода войск, которому принадлежит большое будущее. В любых условиях, в любой обстановке враг не должен получить никаких данных об этом оружии. В безвыходном положении установки и боеприпасы следует взорвать».

В сформированную Первую экспериментальную батарею реактивной артиллерии вошли взводы управления и боепитания, три огневых взвода и пристрелочный, тыловые и обеспечивающие подразделения. Всего в ней насчитывалось семь установок БМ-13 (тех самых, что наши солдатики ласково назвали «катюшами»), около пятидесяти различных машин и одна 122-миллиметровая гаубица для предварительной пристрелки. По разным данным, личного состава в батарее было от ста семидесяти до ста девяноста человек. Передвигались флёровцы по военным дорогам только ночью, тогда же, в темноте, проходили обучение. Военную клятву – «Ни при каких обстоятельствах не отдавать установку врагу» – артиллеристы принесли на Бородинском поле.

Первые залпы по неприятелю батарея Флёрова сделала в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года в районе железнодорожного узла Орша. Немецкие газеты тогда написали: «Русские применили батарею с небывалым числом орудий, снаряды фугасно-зажигательные, но необычного действия... Войска, обстрелянные русскими, свидетельствуют: огневой налёт был подобен урагану».

Потом «катюши» последовательно наносили удары по фашистам под Ельней, Рославлем, Спас-Деменском. К этому времени батарея Флёрова воевала уже не одна – к началу августа сорок первого на Западном фронте были созданы ещё четыре подразделения «катюш». Первый опыт показал: БМ-13 – не только чрезвычайно эффективное боевое оружие, наносящее врагу непоправимые потери в живой силе и технике, «катюши» действуют на нервы оккупантам. И за батареей капитана Флёрова началась настоящая охота. Ивану Андреевичу приходилось постоянно находиться в движении, мгновенно после залпов менять местоположение.

– Уже после первого обстрела немцы чуть было не засекли флёровцев, – рассказывает Мария Алексеевна Королёва, учительница двуреченской школы, с 1983 по 1987 год – глава сельской администрации, депутат местного совета. – Мне рассказывал один из сослуживцев Ивана Андреевича, что над ними как-то пролетел немецкий самолёт, но на машины, стоявшие в лесу, не обратили внимания – лётчики решили, что это пожарные автомобили. Для артиллеристов первые залпы стали испытанием: уходить далеко в укрытие никто не захотел – всем было интересно, как же говорят «катюши». А потом земля смешалась с небом! Нетрудно представить, что испытали фашисты!

В начале октября 1941 года наши войска оказались в окружении в районе Смоленска и Ельни. Кто-то называет это «вяземским», кто-то «спас-деменским» котлом. Батарея капитана Флёрова была отрезана от своих. Артиллеристы везли тяжёлые машины по болотам, бездорожью и лесам. По вражеским тылам флёровцы прошли более ста пятидесяти километров. Когда горючее почти закончилось, комбат приказал зарядить установки, а оставшиеся ракеты и часть машин взорвать. 7 октября 1941 года у деревни с говорящим названием Богатырь первые «катюши» приняли свой последний бой.

На подходе к посёлку Знаменка Иван Андреевич выслал вперёд разведку. Убедившись, что путь свободен, в темноте, с погашенными огнями машины двинулись в путь. Их встретили выстрелы – вражеская засада намеренно пропустила разведчиков, чтобы захватить ракетные установки.

И грянул бой! Смертельный бой! Пока часть ракетчиков отбивала атаку врагов, вторая ринулась подрывать технику. На поворотной раме каждой боевой машины был установлен особый железный ящик — якобы для ветоши. Но на самом деле внутри находилась мощная мина-фугас. В случае реальной угрозы окружения секретного подразделения его командир должен был самоуничтожиться вместе с техникой.

– Об этом бое вспоминал военный инженер Дмитрий Александрович Шитов, оставшийся в живых, – с нескрываемым волнением говорит Мария Алексеевна Королёва. – Когда батарея вышла на просматриваемую площадку, немцы открыли шквалистый огонь. Шитов подбежал к Флёрову, комбат оказался тяжело ранен – то ли в шею, то ли в челюсть. Поэтому говорить не мог. И взорвать установку дистанционно тоже не мог. Он сидел в кабине головной машины, увидел Дмитрия Александровича и замахал рукой в сторону леса. Не успел тот пробежать несколько метров, как машина с командиром взлетела на воздух. Оставшиеся флёровцы взорвали ещё пять к тому времени целых «катюш»…

– Когда Дмитрий Александрович мне это рассказывал, то так разволновался, что у него носом пошла кровь, – сама Валентина Алексеевна не сдержалась и расплакалась. – Шитов говорил, что все они безмерно уважали командира. Иван Андреевич своих солдат и офицеров – а это более ста семидесяти человек – знал по имени-отчеству и только так к ним обращался даже в самых критических ситуациях и никогда ни на кого не повышал голос. Флёров был настоящим командиром, его любили. И я восхищаюсь жителями деревни Богатырь, которые, несмотря на запреты фашистов, всё же похоронили нашего земляка и других ракетчиков. Это тоже подвиг. Подвиг мирных жителей.

Похоже, что сегодня в деревеньке уже никто не живёт. Да и тогда Богатырь был населённым пунктом далеко не богатырского размаха. Так что народу там числилось немного, но и среди них нашлись свои герои и свои Иуды. Погибших ракетчиков деревенские похоронили так, как подсказывала им народная мудрость – командир Флёров лежал немного в стороне, а шестерых его солдат и офицеров положили по рангу – от старшего до младшего в ряд. Около тридцати раненых артиллеристов-флёровцев, которым в темноте удалось укрыться в кустах, местный врач Богатырьков, учительница Ерошенкова и комсомольцы Ерошенков и Бойков накормили, перевязали и устроили в пустующем доме. Немцы, узнав об этом, вернулись в деревню и расстреляли красноармейцев. Позже по доносу предателя убили врача и комсомольцев. Учительнице удалось избежать этой участи.

Поле боя фашисты осматривали очень тщательно, причём не погнушались снять с погибших артиллеристов награды. Собрали всё оружие и документы.

Один из участников того боя, оставшийся в живых, каждый год 9 Мая приезжал на могилу однополчан, ухаживал за ней вместе с местными жителями. В 1984 году он не приехал к своим на праздник Победы… Потом один за другим стали умирать старожилы села, братское захоронение осиротело, оградка покосилась и упала, могильный холмик осел. А потом его и вовсе запахали вместе с дорогой, что вела в деревню…

А любовь «катюша» сбережёт

Есть некоторая путаница в дате рождения Героя России Ивана Флёрова. По архивным документам Иван Андреевич родился по старому стилю 24 марта, по новому – 6 апреля 1905 года в селе Двуречки ныне Грязинского района Липецкой области.

Его дед Кодрат и прадед Семён Иванович служили в сельской Никольской церкви пономарями и дьячками. Священническая линия Флёровых начинается в середине восемнадцатого века от Ивана Ивановича – дьяка Преображенского храма села Спасска. Флёровы и жили в местечке, где в Двуречках селились одни священнослужители. Правда, отец Ивана Андреевича Андрей Кодратович духовную линию прервал – устроился счетоводом на Боринский сахарный завод. Вместе с женой Анной Минаевной Савушкиной они родили девятерых детей, троих из которых Господь прибрал.

Будущий Герой России Иван Флёров был седьмым ребёнком в семье – за девять лет до него у Андрея Кодратовича и Анны Минаевны уже рождался мальчик, которого назвали Иваном, но прожил он всего два года.

Окончив с похвальным листом Двуреченскую земскую школу, показав особые успехи в математике, Иван Флёров поступил учеником слесаря на Боринский сахарный завод. В 1926 году после выпуска из школы ФЗУ Флёров остаётся здесь же работать – как лучший ученик. Внучка Ивана Андреевича – Марина Юрьевна Смирнова – говорит, что он на спор любил решать самые трудные математические задачи.

В 1927 году Ивана Флёрова призывают в армию, затем – артиллерийское училище и желание не только стать военным, но и состояться в профессии. С 1939-го по 1940 год старший лейтенант Флёров участвует в Советско-финской войне и получает награду – орден Красной Звезды. Как вспоминала жена Ивана Андреевича, некоторое время Флёров считался пропавшим без вести, оказалось, что он попал в окружение. Когда муж вернулся и Валентина Трофимовна стала стирать его форму, в одном из карманов обнаружила патрон, а в нём – записку. Среди, как ему тогда казалось, последних прощальных слов, обращённых к супруге, была просьба «воспитать сына честным, правдивым и преданным Родине человеком…». Юрий Иванович Флёров два года не дожил до присвоения отцу звания Героя России…

По семье Флёровых судьба прошлась так же, как и по всем людям того непростого периода жизни нашей страны. Его брат Семён, десятник на торфпредприятии, уважаемый в селе человек, оказался в тюрьме по доносу, как говорят, местного священника Жданова, жившего с Флёровыми на одной улице. Основные претензии доносчика состояли в том, что Семён Андреевич покупает зерно по 16 рублей за пуд, а муку продаёт уже значительно дороже. Семёну дали 5 лет.

Вслед за мужем арестовали и супругу Евгению, только уже по другой, политической статье. Она работала учительницей, а у некоторых её учеников на тетрадях оказались изображения Бухарина и Рыкова. Недогляд стоил Евгении Флёровой трёх лет лагерей. Старшая сестра Ивана Андреевича – Евдокия – также учительствовала в местной школе. Однажды она по недальновидности обмолвилась, мол, раньше сена хватало всем, а почему же сегодня такой дефицит? И загремела на пять лет в места не столь отдалённые.

У Семёна и Евгении осталась дочь Валя, сначала её растила Евдокия Андреевна, а потом Анна – младшая из сестёр Флёровых и тоже учительница. Она также была женщиной со сложной судьбой: замуж не выходила, детей не имела, впрочем, как и старшая сестра. Она не смогла приспособиться к той действительности, что окружала её, поэтому многим в селе казалась не от мира сего. Ещё до начала войны Семёна Андреевича отпустили домой, но работы для него в селе уже не было, и он пошёл на большую дорогу побираться. Естественно, что на фронт его не взяли. А вот его двойнёвый брат Михаил погиб на войне. Его судьба пока никому не известна.

Когда умерла Евдокия Андреевна, племянница Валентина, дочь Семёна и Евгении, приехала из Липецка на её похороны. Она училась в техникуме. Но задержалась на лишний денёчек и пропустила экзамен, за это была лишена стипендии. Помочь девочке было некому, потихонечку её душевное здоровье стало расстраиваться, и она очень сильно заболела.

А старший брат – Николай Андреевич – со временем возглавил школу в Двуречках. А после войны стал священником в той самой Никольской церкви, где служили его дед и прадед. Кстати, двуреченский храм в годы богоборчества если и закрывался, то на такое короткое время, что старожилы этого и не помнят, считается, что он работал всегда.

– Наше село удивительное, – уверена Мария Алексеевна Королёва. – Как только его не называли: и разбойничьим, и запойным. Но только здесь – в единственном российском селе – родились пять Героев – Советского Союза и России. На фронтах Великой Отечественной войны погибло много двуреченцев, вернулась только малая часть. И так сложилось, что один из наших пареньков – Александр Максимович Литаврин – был сначала учеником Ивана Андреевича Флёрова в липецком училище, а потом всю войну отвоевал на «катюшах», правда, в другом подразделении.

Со своей женой Валентиной Трофимовной Иван Андреевич познакомился у себя дома под тенью того самого столетнего дуба. Она – молоденькая учительница из Липецка – была направлена в Двуречки на борьбу с безграмотностью. И надо же было такому случиться, что Валентина сняла комнатку именно в доме Флёровых! Судьба. Своего сына они назвали Юрием. А его дочь Марина дала своей дочери вполне ожидаемое, но от этого не менее удивительное имя – Катюша. Несколько лет назад Марина Юрьевна подарила школе в Балашихе, откуда её дед ушёл на фронт и где бабушка прожила всю свою жизнь, гитару Флёрова – чтобы люди знали: Иван Андреевич был не только героическим воином, любителем математики, но и тонкой души человеком…

…Когда немцы начали охоту за сверх­оружием русских, они выпустили листовки, в которых обещали флёровцам райскую жизнь только за информацию о «катюшах». У Ивана Андреевича Флёрова, наверное, была обида за брата и сестру, были претензии к советской власти, но вот к Родине претензий не было! А ведь мы знаем и другие примеры…

Есть улицы центральные

Улицу Флёрова в Двуречках в принципе можно назвать площадью – она раскинулась прямо за алтарём храма. В селе есть улицы всех Героев-земляков, кроме Бахаева, но, думаю, это ещё впереди.

Впрочем, улицы Флёрова есть и в Липецке, и в Балашихе – там и школа названа именем Ивана Андреевича.

Сегодня вроде бы всё по-новому: асфальт, заборы, пластиковые окна в домах и в двуреченской церкви. И всё равно не покидает ощущение, что эта земля помнит босые пятки седьмого флёровского сына. Это за неё он сражался, за неё и погиб.

– Я узнал о подвиге капитана Флёрова в пять лет – бабушка рассказала, – делится шестиклассник Вадим Артамонов. – Если бы ракетная установка попала к фашистам, ещё не известно, какую бы цену мы заплатили за Победу. Мне кажется, что Ивану Андреевичу хотелось, чтобы его дуб стоял тысячу лет. Родина – это место, от которого тебя не оторвать, за которое не жалко и жизнь отдать.

…А в год тридцатилетия Победы в селе Двуречки случилось столпотворение. Силами местных жителей в 1975 году здесь открыли Дом-музей Ивана Андреевича Флёрова. Тогда он ещё не был Героем России, даже могила его была неизвестна. Зато народ знал и свято хранил о нём память.

Инициатором создания музея был директор школы Пётр Иванович Колчев, фронтовик. Его сподвижница Мария Алексеевна Королёва говорит, что все сельские ребятишки хотели быть «Петром Ивановичем», в него даже играли. Сама Мария Алексеевна бывала в Балашихе у Валентины Трофимовны Флёровой, встречалась с однополчанами Ивана Андреевича. Вместо уже обветшавшего родового дома Флёровых на его фундаменте поставили новый деревянный сруб, разместили в нём экспонаты, и музей зажил своей жизнью. Он – по-настоящему народный, созданный и поддерживаемый силами только сельских жителей. Самые активные экскурсоводы – школьники, они же следят за порядком на близлежащей территории.

Так случилось, что Ивана Андреевича Флёрова за его подвиг награждать не спешили. В 1960 году командующий Ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск маршал Константин Казаков подписал представление о посмертном присвоении капитану Флёрову звания Героя Советского Союза. 14 ноября 1963 года Ивана Андреевича наградили… орденом Отечественной войны I степени.

Спустя тридцать два года, 21 июня 1995 года, благодаря натиску бойцов-флёровцев, общественности, двуреченцев и администрации Липецкой области Ивану Андреевичу Флёрову присвоено звание Героя России. В этом же году 4 октября поисковики нашли могилу первого комбата «катюш». Один из них рассказывал, что тогда им благоволила даже природа: осенние дожди «поставили» на паузу и некоторое время радовали ясные погожие денёчки. Одна местная пожилая женщина принесла фотографию, на которой – могила флёровцев ещё с оградкой. Это помогло сузить участок поиска. Обнаружила останки Любовь Горшкова.

Грязинцы делегировали на перезахоронение большую группу, в которую входила и Валентина Алексеевна Пронина – она с 1987 по 2010 год возглавляла двуреченскую сельскую администрацию.

– Область выделила нам большую машину, и мы поехали, – вспоминает Валентина Алексеевна. – В Угре – районном центре Смоленщины – к нам отнеслись с большим уважением. Флёрова там знают все от мала до велика, он пользуется огромным почётом. Даже местные молодожёны приезжают в день бракосочетания к памятнику «Катюше». Поисковики привели нас на место гибели Ивана Андреевича и его бригады. В те годы, а со времени окончания войны прошло уже полвека, в смоленской земле ещё даже на поверхности можно было найти и диски от колёс машин ракетчиков, и гранаты. Местная бабушка рассказала, что жена Флёрова каждый год приезжала на здешнюю землю. А на следующий день на окраине деревни начались похороны… Зрелище было сложное – страшное, трагическое и очень торжественное. Слёзы никто не сдерживал: ни мужчины, ни женщины… Вот сейчас рассказываю, а сама будто слышу, как стучат в гробах косточки наших бойцов. Этого я не в силах забыть… А тогда я вспоминала не только подвиг нашего земляка и его сотоварищей, но и думала о своём отце Алексее Егоровиче Гугнине, вернувшемся с фронта инвалидом. Три моих деда по маминой линии домой так и не пришли. У Бугаковых – наших соседей – война забрала семерых сыновей…

"7 октября 1941 год. 21 час. Попали в окружение у деревни Богатырь — 50 км от Вязьмы. Будем держаться до конца. Выхода нет. Готовимся к самовзрыву. Прощайте, товарищи» — последняя запись Флёрова. Через 54 года всё встало на свои места – герои были перезахоронены с почестями под залпы современных реактивных установок «Град». Имя Флёрова, его подвиг и бесстрашие его бойцов – в памяти людей на долгие годы. Иван Андреевич, как и положено, встал в строй небесного воинства и, думаю, присматривает там за своими Двуречками, которые до сих пор рождают миру новых героев, таких как Евгений Леденёв, награждённый орденом Мужества за выполнение боевого задания в Южной Осетии.

Вот если бы у Ивана Флёрова хватило сил вымолить мир для всех нас…

Анатолий ЕВСТРОПОВ (фото), фото из семейного архива (публикуются впервые)


В ТЕМУ

Верность долгу и Родине оказалась непоколебимой

Марина Юрьевна Смирнова (Флёрова):

- Липчанам, грязинцам, двуреченцам, журналу «Итоги недели» я бы хотела передать низкий поклон и искреннее спасибо за сохранение памяти о моём деде.

В нашей семье есть свой домашний музей, где собрано очень много материалов, книг, газетных вырезок, журналов (и не только на русском языке), фото, писем – словом, вся история, как узнали о подвиге деда. Теперь добавилась картина Леонида Филатова, подаренная в музее Победы на Поклонной горе. А главная память – это моя дочь Катюша, названная в честь подвига первых «катюш». Хотим приехать в Липецк, навестить Двуречки, обязательно поклонимся родным местам.

Много думала всю свою жизнь про деда и его самопожертвование, особенно когда присвоили Героя. Папа на тот момент уже умер – это моя сердечная боль. Он не дожил до дня присвоения звания Героя России своему отцу. Хотя это и не так уж важно для семьи – мы бесконечно благодарны людям, изменившим сухую строку: «Без вести пропавший». У деда выбора не было, вернее, конечно, был. Но верность долгу и Родине оказалась непоколебимой. Я понимаю это. Да что говорить, Двуречки дали России пять Героев! Говорю об этом всегда!

Катюша, правнучка Ивана Флёрова

Катюша, правнучка Ивана Флёрова

Марина Юрьевна Смирнова (Флёрова)

Марина Юрьевна Смирнова (Флёрова)

Сын Юрий с дочерью Мариной на открытии
монумента на месте гибели Флёрова

Сын Юрий с дочерью Мариной на открытии монумента на месте гибели Флёрова

Катюша, правнучка Ивана Флёрова Марина Юрьевна Смирнова (Флёрова) Сын Юрий с дочерью Мариной на открытии
монумента на месте гибели Флёрова