itogi.lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
1 января 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
ФОТО НЕДЕЛИ 
Таланты в «Маске»
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Телерадиокомпания Липецкое время
Культура 

Густота праздника

01.01.2018 "ЛГ: Итоги недели". Евгения Ионова
// Культура
Ирина Дворянчикова: «Мы представили творчество Виктора Семёновича разных периодов и смогли проследить, как один 
и тот же сюжет разрабатывался художником 
на протяжении долгих лет»Юлия Александровна СорокинаНа открытии «Зимок» председатель Липецкого регионального отделения Союза художников России Сергей Толчеев, 
художница Лидия Скаргина, сын мастера Александр Сорокин, хозяин Галереи Александр Назаров и искусствовед Татьяна Нечаева

Накануне Нового года и областного Дня художника в Липецке открылись выставки, посвящённые 105-летию народного художника России Виктора Семёновича Сорокина


Традиции и новаторство


Многое меняется в нашей жизни. Старые обычаи и традиции уходят в прошлое. Появляются новые. Нынешним декабрём искусствовед Татьяна Нечаева вывела формулу: если какое-то время года всё никак не наступает, стоит устроить «сезонную» выставку Виктора Семёновича Сорокина. С «Зимками», что пришли в Галерею Назарова, именно так и случилось. Стоило только развесить картины мастера, как выпал снежок.


Не думаю, что погрешу против истины, если отмечу: влияние творчества и личности Виктора Семёновича Сорокина на культурное пространство Липецка и всей области даже сегодня не поддаётся точной оценке. Жил многие десятилетия – с 1948 года в Ельце, а с 1957 года в городе металлургов – уникальный художник, воспитал целую плеяду великолепных мастеров кисти. Его ученики стали теми самыми слонами, что стоят на черепахе, лежащей в основании миротворчества, а он – центром сформированной вокруг него интересной и плодовитой творческой среды…


На восьмидесятилетие учителя народный художник РФ Вилен Дмитриевич Дворянчиков сделал Виктору Семёновичу и всем нам уникальный подарок – Дом Мастера (ныне входящий в структуру Областного художественного музея) – прижизненный музей живописца, редкое явление и для сегодняшней России. Имя Сорокина с 1993 года носит липецкая детская художественная школа №1.


Спустя шестнадцать лет после ухода Виктора Семёновича на его творческом наследии, как на плодородной земле, продолжают вырастать новые живописцы, рождаются интересные проекты. С 2004 года в день его рождения, 25 декабря, проводится областной День художника – такого местного праздника больше в России нигде не встретишь.


С 2006 года в Ельце работает ещё одна именная площадка, созданная коллекционером Евгением Крикуновым, – Культурный центр имени Сорокина с постоянной выставкой его картин. Четыре года назад в областном центре появился бульвар Виктора Сорокина. Учреждена областная премия Виктора Сорокина, которую ежегодно вручают лучшим воспитанникам детских художественных школ, создан Фонд художника.


На прошедшей неделе в Липецке, в Лебедяни, в Задонске и в Чаплыгине открылись выставки, посвящённые областному Дню художника. 25 декабря Дом Мастера на своё двадцатипятилетие пригласил всех любителей и ценителей изобразительного искусства на экспозицию работ ведущих живописцев России, в том числе и Виктора Семёновича Сорокина. В Областном художественном музее впервые реализован крупнейший культурный проект, объединивший под именем Сорокина тринадцать музеев Центрального Черноземья и Москвы. А в Галерее Назарова, как и у нас на календаре, – зима, вернее, сорокинские «Зимки».


Круговорот культуры в природе


Центрами общественной жизни назвал музеи Президент России Владимир Владимирович Путин. На все новогодние и рождественские праздники – до конца февраля – средоточием культурной жизни Липецка и региона стал Областной художественный музей. Здесь разместилась уникальная выставка работ Виктора Семёновича Сорокина. Уже сегодня можно сказать, что межмузейный проект «Божьей милостью художник» стал значимым событием не только для нашего региона, но и для всей Центральной России. Шутка ли, в проекте заняты тринадцать музеев из Липецка, Белгорода, Воронежа, Курска, Тамбова, Москвы, Ельца, Задонска и Данкова, при участии Государственного музейно-выставочного центра «РОСИЗО» и Союза художников России.


Поговорить о творчестве Виктора Семёновича Сорокина, приобрести опыт межмузейного взаимодействия, посмотреть на мир глазами выдающегося художника – вот, по мнению организаторов, главные акценты проекта.


Нашим экскурсоводом по выставке стала заместитель директора Липецкого областного художественного музея по выставочно-фондовой работе Ирина Дворянчикова, дочь народного художника России Вилена Дмитриевича Дворянчикова, неистового популяризатора творчества своего учителя Виктора Семёновича Сорокина, человека, внёсшего огромный вклад в формирование в Липецкой области удивительной творческой атмосферы.



– Ирина Виленовна, всё-таки существует некая магия. Виктору Семёновичу Сорокину исполнилось сто пять лет. Шестнадцать лет художника уже нет с нами. За эти годы что только не сказано, что только не посмотрено из его работ. А оказалось, не всё. И снова, как и при жизни, Сорокин объединил всех вокруг себя ради очень нужного дела.


– Это правда. Вокруг Виктора Семёновича действительно всегда складывалась великолепная творческая среда. И после смерти он не перестал объединять людей и ставить перед нами новые задачи. Конечно, межмузейным проектом мы постарались достойно отметить стопятилетие Виктора Семёновича. Но нам так же было важно ответить на вопрос: как распоряжаться наследием Сорокина? Так что проект стал своего рода лабораторией, где мы проверяли, что же такое современное партнёрство в культурной сфере. Для первого раза задействовали только ближний круг – музеи Центрального Черноземья и Москвы. При этом посчитали важным пригласить и коллег из липецкой провинции – Ельца, Данкова, Задонска. Перед собой поставили задачу показать работы Виктора Сорокина только из государственных собраний, в том числе из своих фондов. Впервые мы смогли реализовать столь масштабный, сложнейший и прекраснейший проект.


Мало того, что нам удалось представить творчество Виктора Семёновича разных периодов, мы смогли проследить, например, как один и тот же сюжет разрабатывался художником на протяжении долгих лет. В нашем собственном собрании – более ста семидесяти произведений Виктора Сорокина. Казалось, можно бы остановиться, сидеть и «над златом чахнуть». А когда затеяли проект, оказалось, что мы стоим только в начале пути познания творческого достояния великого мастера. Надеюсь, наша выставка будет первым шагом в процессе формирования общего культурного пространства, в рамках которого можно будет обмениваться шедеврами художественного творчества и создавать из разрозненных коллекций полные версии наследия мастеров. Главное – начать круговорот культуры в природе.



– Вы познакомились с Виктором Семёновичем в детстве. Какие воспоминания остались о том времени?


– Не могу сказать, что Виктор Семёнович часто бывал у нас дома – чаще в мастерской отца. При этом он жаждал общения с молодыми, потому что сам был значительно моложе своего «паспортного» возраста. Моё общение с мастером было осторожным, всегда следовала отцовскому принципу – не навязаться. С отцом Виктор Семёнович был откровенен и открыт, они вели удивительные разговоры, на некоторых мне было позволено присутствовать. Я только слушала, пыталась впитать всё, о чём они говорили, но вступать в беседу не смела. А вот когда создавали Дом Мастера и я принимала участие в описании картин Сорокина, тогда мы уже стали с Виктором Семёновичем ближе.



– Виктор Семёнович очень много значил для вашего отца…


– Никто не сможет отрицать, что Сорокин для папы был больше, чем учитель… Отец обладал удивительной чертой: умел предчувствовать чужие желания и умел их воплощать в жизнь. Он всегда советовал: хочешь что-то понять, посмотри у Виктора Семёновича, задай вопрос сама, подумай над ответом. Так он подводил к источнику истины, показывал, где можно напиться живой воды. При этом отец никогда намеренно не подталкивал к Сорокину, думаю, не хотел, чтобы я личные моменты смешивала с впечатлениями от его творчества. «Иди и смотри» – вот напутствие моего отца в отношении Сорокина. И, наверное, не мне одной.



– А на работы Виктора Семёновича вы смотрите под углом отцовского пиетета?


– Нельзя сказать, что я смотрю папиными глазами на творчество его учителя. Но при этом именно отец «поставил» моё зрение, как певцам ставят голос. Но он никогда не лишал меня выбора. Сорокин и Дворянчиков очень разные – и как личности, и как художники, но корни истинного в искусстве были у них общими. Для обоих живопись стала сакральным разговором с самим собой. Целому ряду учеников Виктора Семёновича свойственно такое качество, как верность выбору, друг другу, пути, творчеству, идеалам, семье, себе самому.



Проснуться утром и увидеть мир, будто заново родившись


По контрасту с глобальной выставкой в областном художественном музее экспозиция в Галерее Назарова – домашняя, камерная. «Зимки» – это ведь тепло, правда?


– Зима – любимое время года Виктора Семёновича Сорокина, любимая живописная тема, подарившая ему – единственному – титул «Мастер русских зимок». Они вызывают сладкую ностальгию по детству, по толстым снегам, по саням и лыжам, изобильным праздникам, пахнущим ёлками, мандаринами и блинами на Масленой неделе, по ощущению счастья и человеческой теплоты. Как бы ни менялась с годами творческая манера живописца – от пленэрной реалистической до дерзко-обобщённой – хруст, скрип, ослепительность морозного дня, тишина серебристо-мягкой оттепели, звон капели и птичий гвалт, – всё это многоцветье и многозвучье навсегда осталось в картинах, этюдах, акварелях Сорокина. Наша Галерея предлагает насладиться зрительной и чувственной полифонией зимних пейзажей выдающегося живописца Виктора Сорокина, любезно предоставленных частными владельцами.


С этого начался наш разговор с искусствоведом, куратором выставок Галереи Назарова Татьяной Ивановной Нечаевой.


– Каждый год двадцать пятого декабря мы вспоминаем Виктора Семёновича и делаем выставки его работ. Нынешнюю решили собрать из картин, находящихся в личной собственности липецких коллекционеров, – продолжает Татьяна Ивановна. – Эти картины живут дома и отражают вкусовые пристрастия владельцев. И эта камерность придаёт нашей выставке особый колорит. Работ здесь много, нам очень хотелось передать настроение густоты праздника, чтобы пахло мандаринами… Виктор Семёнович в творчестве не признавал границ, а в маленьких картинах, в этюдах был совершенно свободен. Его этюды – это запечатлённое мгновенное настроение. Они сохранили движение его души, концентрацию чувств.



– Рассказывая о Сорокине, вы подчёркиваете, что он был нечестолюбив, общественная жизнь его не привлекала, при этом именно Виктор Семёнович стал «солнцем» липецкой творческой галактики, центром притяжения людей искусства. А как он сам формировался, ведь его детство было наполнено потерями и горем?


– Его родители умерли в том самом переломном для нашей страны 1917 году. Отец Виктора Семёновича служил офицером царской армии. Была эпидемия тифа, заболела вся семья. Дети – трое сыновей – выжили, а их мама умерла. Вскоре не стало и отца. Мальчишек сначала разобрали родственники, а затем их определили в детский дом, потом – в трудовую коммуну имени Дзержинского. Именно в коммуне Виктор Сорокин стал заниматься живописью у Аникиты Петровича Хотулёва, ученика Ильи Ефимовича Репина. Потом Сорокин попал в руки Бориса Владимировича Иогансона, ученика Константина Алексеевича Коровина. Борис Владимирович взял Виктора Семёновича вместе с двумя самыми одарёнными воспитанниками изостудии сразу на второй курс Московского художественного института, где преподавал. Так что детство, с одной стороны, было нелёгким, а с другой стороны, судьба заботилась о нём: ему на пути повстречались удивительные люди, разглядевшие в нём талант живописца.


– Сорокин в сорок восьмом очутился в Ельце, в пятьдесят седьмом – в Липецке. Когда и где его увидели впервые вы?


– Впервые работы Виктора Семёновича я увидела в Московском Манеже ещё школьницей на Всесоюзной выставке. Бродила по необъятным манежным площадям и вдруг среди огромного числа картин увидела то, на что откликнулось сердце. Издалека поняла, как мне это близко. Подошла, прочитала: «Виктор Сорокин. «Зима». Город Липецк». Следующая работа называлась «Чайный стол». Помню, подумала, какой талантливый молодой художник живет в моём городе.


Потом прочла на этикетке, что он двенадцатого года рождения! То есть ему было уже много лет. Позже на областных выставках я ждала встреч с картинами Сорокина, иногда видела самого Виктора Семёновича, но всё робела подойти и познакомиться. Он, неожиданно маленький, с белыми взлохмаченными волосами, в одежде, испачканной красками – ему всё было к лицу, – ходил от картины к картине, мимо одних проходил быстро, у иных останавливался, был внимателен...


Познакомились мы лично в 1983 году, когда я – почти дипломированный искусствовед – пришла работать в выставочный зал Союза художников. В этот год Виктор Семёнович похоронил жену, но своих чувств не показывал. Он был скрытным человеком. Через некоторое время меня попросили написать тексты к каталогам выставки Виктора Сорокина и Юрия Гришко в Москве. Статью о Викторе Семёновиче я начала такими словами: «Проснуться утром и увидеть мир, будто заново родившись». Столичный редактор порекомендовал умерить восторженную тональность. Я попыталась выполнить требования, но те слова помню до сих пор, а статья Сорокину понравилась… Могу сказать, что моя любовь к творчеству Виктора Семёновича как возникла с первого взгляда, так не покидает меня всю жизнь. Убеждена: в суете и вечной спешке мы многое пропускаем в реальной жизни, мчимся мимо, а искусство Сорокина возвращает нам мгновения, когда мы были счастливы и не поняли этого. Не думая о чём-то общечеловеческом, он передавал собственные переживания живописью. Его мелодии были простыми в акварелях и этюдах, более сложными, симфоническими – в больших картинах. Но получалось, что на холсте он говорил не только о своём, а о том, что волновало других. Главное кредо творца Сорокина – благодарность Создателю за жизнь!



– Это была религиозность?


– Он не атеист – это точно! Ходил в церковь, ставил свечи, был человеком православной культуры. Но при этом видел божество, разлитое в природе, как пантеист. Что такое для ребёнка первый хруст льда? Это чудо, это событие. Как и снежинки, сосульки. Это ощущение детства, несмотря на все перипетии его трудной судьбы, он в себе сохранил.



– Что помимо живописи насыщало самого Виктора Семёновича?


– У него был идеальный слух, он очень любил музыку. Знал русскую классическую литературу. Он читал газеты, особенно в годы «перестройки». Говорил, что предчувствовал перемены заранее, и это отражалось в его живописи, она становилась всё свободнее. Виктор Семёнович был абсолютно неконфликтным человеком, не выносил скандальных ситуаций. Для творчества его душа должна была быть свободной. До своих пяти лет он жил в дореволюционной Москве и хорошо это помнил. Он подробно описывал, как по праздникам рано-рано его будила мать, чтобы идти к утренней молитве в церковь. Рассказывал, как любовался красотой своей матери и считал, что именно от видения красивого родился в нём художник. Его воспоминания детства: лошадки во дворе, накрытые красивым ковром розвальни, искрящийся колотый на реке лёд…



– Виктор Семёнович делился своими ощущениями от времени, в котором ему довелось жить: революции, Гражданская и Великая Отечественная войны, репрессии, «оттепель», застой, «перестройка», нашествие демократии?


– Когда началась война, он был на этюдах в Украине. Возвращались в Москву в поезде вместе с военными. И настроение было такое, что война не сегодня-завтра закончится. Потом – эвакуация в Самарканд. Когда пришла Победа, Сорокин запомнил, что цвёл миндаль. Ожидали обновления жизни в стране-победительнице. Вместо этого стали закручивать гайки, Сорокин вынужден был покинуть столицу, переехать в Елец, подальше от надзора, чем себя и сохранил как художник. Перемены, пришедшие в 91-м году, принял восторженно.



– В последний год жизни ощущение радости его покидало?


– Нет! Виктор Семёнович был запрограммирован на длинную дистанцию, никогда не торопился, ни за кем и ни за чем не бежал. Он долго был молодым, но чем он становился старше, тем острее понимал, что жизнь небесконечна, тем сильнее ценил каждый день, каждое мгновение. Он стремился переполнявшие его чувства воплотить в живопись. С возрастом его кисть становилась всё темпераментнее. Быть может, самые эмоциональные, самые пронзительные работы он сделал в свой последний год. Быть может, с высоты своего возраста и опыта он видел или знал то, что ещё скрыто от других.


Геннадий ЛОГУНОВ (фото), Денис НЕЧАЕВ (фото)


В ТЕМУ

Дед берёг слова


Юлия Александровна Сорокина, внучка художника, клинический психолог Липецкой областной психиатрической больницы


- Когда я родилась, деду было шестьдесят шесть лет. Он частенько брал нас на этюды, иногда мы даже попадали на его картины. Он был эмоционально очень тёплым человеком, солнечным, бесконечно возился с внуками, с ним было весело, уютно, комфортно всегда.


Помню, как связывал нам колготки, чтобы мы, малыши, никуда не убегали. Дед ведь никогда много не говорил, если что и скажет, то только по делу и к месту. Берёг слова. При этом не скупился на похвалу, детей в его доме не ругали. Он вообще был совсем не конфликтным человеком, не любил раздавать оценки, а к детям относился как к хрупким цветкам, мы для него были отдельным непознанным миром, которым он любовался.


Дед никогда не настаивал, чтобы дети и внуки шли по его стопам, хотя рисовать учились все. Наверное, такое трепетное отношение к нашим личностям и позволило каждому реализоваться по-своему. Единственное, чему он противился – это раскраскам, не принимал и не понимал ограничение творческого простора, полёта фантазии. К своим же работам относился своеобразно. Напишет картину, мы придём, повосхищаемся, смотрим, а он её уже зачищает и принимается за новую. Нам – жалко, ему – нет.


Несмотря на шестнадцать лет разлуки, дед постоянно с нами. Он всегда чувствуется как хранитель дома, семьи. Такое ощущение, что мы и не живём эти годы без него – он рядом. Дед много сделал для Липецка, для создания здесь особой творческой атмосферы. И мне кажется справедливым, чтобы в городе появился памятник ему, который сделал Александр Вагнер. Вот там дед настоящий! Я его едва увидела, как узнала своего родного человека. Мне кажется, что этот памятник станет хорошей памятью и для Виктора Семёновича Сорокина, и для Александра Евгеньевича Вагнера.


Если бы не Елец!


Наталья Викторовна Старицына, заведующая художественным отделом Елецкого краеведческого музея


- Елец для Виктора Семёновича – город особый. Он даже говорил: «Если б не Елец, может, и не выжил бы как художник». Сорокин попал в хорошую творческую среду – в Елец тогда перевели Орловское художественное училище, где вместе с ним преподавали художники высокого класса. В нашем городе Виктор Семёнович и жену себе нашёл. Первая персональная выставка художника в апреле 1974 года также была организована в Ельце.


Нынешняя выставка, что проходит в рамках межмузейного проекта, для нас очень важна. И не только потому, что мы можем показать картины Виктора Семёновича Сорокина большему числу ценителей живописи. Наш музей заявляет о себе. Посмотрите, сначала столичные музеи и галереи делают подобные проекты, теперь и Липецк. Кстати, в следующем году с нашим авангардом мы будем участвовать в таком же межмузейном проекте, но уже с Третьяковской галереей. Это правильная политика – обмениваться сокровищами. Где ещё мы сможем увидеть Виктора Сорокина всех периодов? У нас в музее, например, «ранний» Сорокин, у Крикунова – «поздний». А на этой выставке – «весь» Сорокин! Это самый настоящий новогодний подарок для всех жителей Липецкой области!

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 23 июля 2018 г.


Погода в Липецке День: +21 C°  Ночь: +19 C°
Авторизация 
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
  Вверх