itogi.lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 декабря 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
ФОТО НЕДЕЛИ 
Шоколад для праздников и будней
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Телерадиокомпания Липецкое время
Общество 

Платон Беседин: "Литература – лучшее, что у нас есть "

25.12.2017 "ЛГ: Итоги недели".
// Общество
Фото Геннадия Логунова
Фото Геннадия ЛогуноваВстреча с липецкими книгочеями была очень тёплой
Автограф на память на «Детях декабря»
Платон Беседин мечтает написать книгу о Василии Кинешемском. И пусть эта мечта писателя сбудется



В рамках марафона «Читающий Липецк» в областной научной библиотеке с липецкими книгочеями встретился украинский и российский писатель, литературный критик и публицист, автор пяти книг, завоевавших большую известность, Платон Беседин. О его главных писательских и жизненных приоритетах, а также о новой книге – читайте в этом интервью.


 – Платон, начнём с того, что у вас несколько книг, вы – фигура медийная, а с чего начинали?


– Первые три романа до сих пор лежат в рукописях, и я не хочу их публиковать. Первый роман я написал всего лишь за месяц, но когда пишешь и тебя начинают печатать, возрастает ответственность за своё слово, увеличиваются претензии к себе.


 – Существует расхожее мнение, что, дескать, писатели только пишут, а не читают. Скажите, вы  не из таких? 


– Конечно, нет. Я, как и Стивинг Кинг, считаю, что «чтение – это топливо», я очень трепетный и «яростный» читатель. Не сильно слежу за новинками, хотя и пишу литературные отзывы. Если говорить о любимых авторах, в моей жизни читателя были разные этапы. Прежде всего это русская классика: Николай Васильевич Гоголь, Фёдор Михайлович Достоевский, Лев Николаевич Толстой. В большой степени на меня повлияла «переводная» литература: Альбер Камю, Джон Стейнбек, недавно открыл для себя интересного китайского автора Мо Янь.


А лет пять назад я познакомился с творчеством Юрия Валентиновича Трифонова, Владимира Семёновича Маканина. Сейчас у меня большая загруженность, раньше удавалось прочитать сто книг в год, а сейчас – всего шестьдесят. Могу назвать цифру точно, потому что записываю в блокнот и анализирую прочитанное. Пишу автора книги, её название и свою оценку по пятибалльной системе, ведь я советский человек, привык ставить плюсы и минусы. 


В данный момент читаю «по теме», собираю материал для своей новой книги, её рабочее название – «Почему русским нельзя мечтать». Это публицистика, некий новый взгляд на отношения России и Запада. Об этом сейчас говорят много, но, мне кажется, я нашёл свои точки, от которых надо отталкиваться. Мне бы не хотелось, чтобы в итоге получился текст на тему: «Почему мы их не любим, а они – нас». Я стремлюсь не столько найти противоречия, сколько точки объединения. 


Изучая историю отношений, натолк-
нулся на прекрасную книгу швейцарского журналиста Ги Меттана «Запад – Россия. Тысячелетняя война». А ещё увлёкся трудами Николая Яковлевича Данилевского, его книгой «Россия – Запад», из которой, по сути, вышла вся «цивилизационная» литература на эту тему. У нас часто вспоминают Освальда Шпенглера, но книги Данилевского – основа основ, и я настоятельно рекомендую их прочитать. 


Ещё одно моё недавнее открытие – книга Сергея Шаргунова «Катаев», на днях она получила второе место в национальной премии «Большая книга». Сергей Шаргунов – мой друг, я знаю, что он писал эту книгу долго, от души и по-настоящему, открыл много неожиданных фактов, которые краеведам ещё предстоит осмыслить…


Вот такой он, круг моего чтения… 



– Как рождаются ваши книги?


– По-разному. Первая книга «Грех» – это некая бравада, желание шокировать и удивить. Сборник «Ребра» – рассказы, объединённые под одной обложкой. Роман «Учитель» – попытка описать детство, разобраться в себе и получить некий терапевтический эффект. «Дневник русского украинца», книга, о которой много сейчас говорят, – желание осмыслить то, что происходит сейчас на Донбассе, в Крыму, в Украине. Это живая реакция гражданина и писателя на происходящее и тот «вихрь», который захватывает не только всю страну, но и тебя. Книгу писал в течение трёх лет. Главная задача, которую я перед собой ставил, – показать семейные и межличностные отношения; война и катаклизмы – лишь фон. Более всего меня интересовало, как экстремальные ситуации в моменты наивысшего эмоционального накала преобразуют людей. У кого-то проявляются лучшие качества, а у кого-то – напротив. 


То, что я открыл для себя: большие конфликты влияют на малые и наоборот. Истории этой книги складывались из моего опыта и эмоций, которые я сам пережил. Первая повесть написана после того, как я встретился с беженцами из Донбасса в лагере, меня очень тронула их история, и вдруг почувствовал, как переживания этих людей неведомым образом, эмоционально, переплетаются с семейной историей моей бабушки, которая во время Великой Отечественной войны потеряла свой дом на Брянщине.


Другая история этой книги появилась, когда я бродил по ночному Севастополю и заново открыл для себя этот город. В моей книге объединены пять повестей, они связаны между собой единым настроением и главным героем. Когда писалась эта книга, я не думал над фабулой… Повествование рождалось как реакция на внешние события, и, повторюсь, как и любому писателю, мне прежде всего было важно разобраться в себе, в своём отношении к происходящему.


– Скажите, чем зарабатываете на жизнь? Литературные труды приносят доходы?


– Если вы спросите, кто я и как себя идентифицирую, то отвечу: «Я – писатель». Это каторжный труд, а жить на литературные гонорары в нашей стране невозможно. Зарабатываю публицистикой в газетах, веду передачу на канале «Крым-24», на то и живу. Но литература для меня, мои книги – это главное. Моя жизненная миссия и мой ответ на вопрос: «Кто я?».


– В какой-то момент каждый из нас задаётся вопросом: «Что я предъявлю на Страшном суде, каковы мои взаимоотношения с Богом?». Вы думаете об этом? 


– Хожу в храм, стараюсь, по мере сил, жить христианской жизнью, грешу и каюсь. Апостол Павел говорил: «Если ты знаешь грех и его совершаешь, то ты вдвойне грешен». Антоний Сурожский по тому же поводу писал: «Да, Бог милосерден. Но не говори, что Он справедлив. Если бы это было так, то ты бы уже давно горел в аду».


Я очень люблю читать духовную литературу. И хочу написать книгу о епископе Кинешемском отце Василии, очень хочу. Но понимаю, что ещё к этому не готов с точки зрения духовной жизни.


Впервые я познакомился с книгой святителя Василия в Киево-Печерской лавре, купил его «Беседы на Евангелие от Марка». Совершенно потрясающая книга! Настолько светлая, умная!.. Потом я почитал жизнеописание этого человека и понял, что за мощная духовная фигура сокрыта в авторе! Хотя об отце Василии Кинешемском редко вспоминают, чаще – о Макарии Великом или об Антонии, митрополите Сурожском. Паисия Святогорца вспоминают или даже священника Даниила Сысоева…


В моём доме есть книжная полка духовной литературы, к которой обращаюсь, но это – очень сакральное, личное. Обычную книгу ты можешь прочитать и забыть. А когда читаешь литературу святоотеческую, то это требует большей душевной работы. Ты должен не просто читать, а меняться, преобразовываться. Это чтение должно сподвигать стать менее грешным. Не так-то всё просто… 



– Платон, что вы готовы простить людям, а что – нет?


 – Я всё готов простить, хотя в нашем современном обществе это считается слабостью. Собственно, в моей жизни не случилось ничего особенно страшного, хотя и были весьма неприятные моменты. Привык всем прощать и не держать обиды, родители так воспитали… 


– Вы верите в числа? Сейчас вам 32 года, и вы – успешный российский писатель, на следующий год – «возраст Христа»… 


– По гороскопу я – Рак, знак мистический, мнительный. Однажды прочитал роман «Числа» Пелевина, так вот, его главный герой, Степа, верил в числа. У него в голове почему-то засело «34, 43». А у меня – «36». Зачем, отчего? – сам не знаю. 


Я верю в числа. Например, убеждён, что « 22» – число не моё, нехорошее... 


И ещё, вам признаюсь, что если я много думаю о плохом, то оно у меня и сбывается… Так что думать нужно о хорошем.



– Ваши близкие читают ваши романы?


– Не знаю, скорее «наискосок», вскользь. Стараюсь не смешивать жизнь писательскую и личную. Бывает так, что напишешь какой-то «эксперимент», а люди начинают докапываться до фрагментов из биографии, что-то ещё «узнавать» и додумывать: взяты ли события из реальности… Не люблю, когда на меня навешивают «ярлыки» и судят обо мне только по сюжетам книг или по телепередачам…


– Когда вы пишете? Из чего складывается ваш день? 


– Времени не хватает катастрофически. Я не смотрю телевизор, хотя и веду телепередачу, в лучшем случае, смотрю КВН и футбол. И всё равно «наш большой брат» настигает повсюду: в парикмахерской, куда захожу, в магазине, у родственников и даже в отеле. Хочешь не хочешь, а обернёшься, узнаешь о том, что происходит в мире. При этом мы должны понимать, что живём в то время и в тот век, когда информации слишком много, надо фильтровать истинное и ложное и отличать слова от поступков. 


Пишу я урывками. Есть работа, родственники, дети, которым надо уделять внимание, с друзьями вижусь крайне редко. Вся жизнь подчинена тому, как правильно распределить время и «выкроить» его на новую книгу. Каждый раз я пытаюсь расчистить для неё пространство, чтобы писать, и если писать получается мало, то мучаюсь от того…


– Что скажете о Липецке, успели посмотреть наш город?


– Я у вас второй раз, первый приезд состоялся в 2015 году. Для меня, по внутренним ощущениям, города, где я бываю, делятся на «мои» и «не мои», есть города, которые «раздавливают». Когда я гулял по Липецку два года назад, стояло чудное бабье лето: струились фонтаны, в парках кружили жёлтые листья, куда-то я спускался по лестницам… Визуально ваш город меня к себе очень расположил. Но при этом самое главное для меня – встречи с читателями, и там тоже были приятные неожиданные моменты. В тот день у меня должна была состояться встреча в районе посёлка ЛТЗ, с заводчанами. Я взял свою книгу «Дневник русского украинца» и приготовился к диспуту. Прихожу в библиотеку, а там… ребятня! Первоклашки, самые старшие – пятый класс. Думаю про себя: «О чем я буду им рассказывать? Надо как-то перестраиваться». Наша встреча получилась даже лучше, чем я рассчитывал, дети задавали такие интересные вопросы! И я уехал из Липецка в приподнятом настроении, не всегда так бывает.



 – Ваши пожелания читателям «Итогов недели» в новом году. 


– Скажу, быть может, банальное: «Читатель должен читать». В какой-то момент случилось так, что в России отбросили книги, стали выносить их на мусорки, библиотеки пустеют. А книги, обращаюсь без пафоса, – это не только большая жизнь, которую ты проживаешь вместе с людьми великими, но и подспорье в делах насущных, сегодняшних.


Я вырос среди книг и читаю их только на «бумажных носителях». В советское время у всех так и было, все росли среди книг, это было правилом культуры. Если в доме не было книг – значит, там что-то неладно. Я не читаю электронные книги или по Интернету, хотя для нового поколения и то хорошо. Для меня книга – это некий восторг, арт-объект, объект культуры, особый запах, шелест страниц, и главное – ощущение Дома…


Когда я делал ремонт в квартире, единственное, что захотел сделать для самого себя – это купить новые книжные полки. В книге «Дети декаб-
ря», в повести «Мебель», есть очень автобиографичный момент на эту тему, когда герой собирает личную библиотеку…


Писатель Владимир Георгиевич Сорокин написал в своё время: «В этом вопросе я старомоден. Потому что книга хранит слёзы, капли пота… А что ридер? Смахнул каплю, и всё…». Я с ним согласен – там, где касается книг, всё очень тонко. Раньше, когда я заходил в любой дом, то прежде всего смотрел, какие там книги, и это для меня характеризовало хозяев.


– Спасибо вам. Успехов. Будем с нетерпением ждать новых книг… 


Беседовала Татьяна ЩЕГЛОВА





В ТЕМУ 

Платон Беседин считает, что из книг Николая Яковлевича Данилевского «Россия – Запад», по сути, вышла вся «цивилизационная» литература на эту тему.
А мы напоминаем, что один из самых ярких и глубоких российских мыслителей Николай Яковлевич Данилевский родился в селе Обе́рец Ливенского уезда Орловской губернии (ныне это Измалковский район Липецкой области). Здесь, в родовом имении матери (из дворян Мишиных, известных в Орловской губернии с 60-х годов XVII века), в образовательной среде небогатого и мелкопоместного дворянства древней Елецко-Ливенской историко-культурной провинции России, он провёл детские и юношеские годы, состоялся личностно и духовно. 

Василий Кинешемский, о котором мечтает написать книгу Платон Беседин, – личность грандиозная. Владыка прошёл через советские тюрьмы и лагеря, страдая за веру. Тайными нитями судьбы он связан с соседней Воронежской областью. После окончания гимназии Киевской духовной академии в 1901 году он был определён преподавателем в Воронежскую духовную семинарию, где отработал девять лет
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 21 января 2018 г.


Погода в Липецке День: -3 C°  Ночь: -4 C°
Авторизация 
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
  Вверх