Ср, 17 Июля, 2019
Липецк: +24° $ 63.02 71.01
Ср, 17 Июля, 2019
Липецк: +24° $ 63.02 71.01
Ср, 17 Июля, 2019

«Мне 37 лет –  моя жизнь только начинается»

14.11.2016
1 ноября все новостные ленты облетела информация: в Екатеринбурге объявлена эпидемия ВИЧ. По сообщениям управления здравоохранения администрации города, в уральской столице зарегистрировано 26693 случая ВИЧ-инфекции. Это составляет 1826 человек на 100 тысяч жителей, то есть 1,8 процента жителей мегаполиса. Иными словами, заражён каждый пятидесятый екатеринбуржец. Кроме того, на учёте стоят 774 ребёнка, из них диагноз подтверждён у 342. А 2 ноября глава Правительства России Дмитрий Медведев подписал распоряжение о распределении межбюджетных трансферов на финансирование закупок антивирусных препаратов для профилактики и лечения лиц, инфицированных вирусами иммунодефицита человека и гепатитов В и С. Всего распределено 2,28 миллиарда рублей. Липецкая область в рамках распоряжения получит 6,3 миллиона рублей. Больше липчан среди регионов Центрального Черноземья получат только нуждающиеся из Воронежской области — 8,9 миллиона рублей. Белгородскую медицину поддержат на 5,9 миллиона рублей, Курскую — на 5,7 миллиона рублей, Тамбовскую — на 5,2 миллиона рублей.


Одним из основных путей передачи ВИЧ-инфекции в Липецкой области является игла наркомана. По статистике липецкого центра «АнтиСПИД», доля наркопотребителей среди выявленных ВИЧ-инфицированных в 2016 году составила более 56 процентов. Каждый второй из них употреблял наркотики более 10 лет. 

У Лены стаж – 16 лет. В ремиссии шестой год, как переехала из Москвы в Липецк на реабилитацию. Лена – красивая молодая женщина, моложе своих лет. Отзывающаяся на шутки и сама охотно смеющаяся. Позитива, который идёт от неё, кажется, хватит на всю неделю. Лена говорит, это потому, что она решила свой «ВИЧ +» перевести в положительный взгляд на жизнь. Сейчас Лена ведёт здоровый образ жизни: отказалась от алкоголя, сигарет, наркотиков, хотя с последними боролась несколько лет. Первый раз Лена наркотики попробовала в школе. Брат одноклассника был дилером, снабжал московских подростков всем: начиная от марихуаны и заканчивая кокаином и героином. 

- Я всегда думала, что смогу остановиться в любой момент. Хотя пример: «как нельзя остановиться» – был на виду. Муж моей тети употреблял наркотики. Они живут в Европе. Он несколько раз приезжал лечиться в Москву. В Европе лечиться было проблематично. Сведения о том, что он наркоман, сразу бы поступили на работу. Так что его деградация проходила на моих глазах. Но я думала, что я другая – так думают все наркоманы. И я постоянно оправдывала себя: я колюсь, потому что мама много работала и уделяла мне мало внимания в детстве. Я колюсь, потому что отец – эмоционально холодный человек и поздно занялся моим воспитанием. Оправдание найти легко. Разрушили ли наркотики мою жизнь? Да. Мне 37 лет. Я не замужем, у меня нет детей.

– Лена, когда решила остановиться? 

– Диагноз мне поставили в 2007-м. Я очень тяжело заболела. Когда в больнице провели обследование, сделали кучу анализов, оказалось, что у меня ВИЧ. Меня отправили в больницу московского центра «АнтиСПИД». Там выяснилось, с этим диагнозом я живу уже семь лет. Анализы сдавала ещё в 2000-м, но как-то так получилось, что о моей болезни мне ничего не сказали. Иммунитет мой был подорван, мне сразу назначили таблетки. 

Эмоционально очень тяжело переживала. Мне 28 лет, а жизнь кончилась. В первый момент я решила жить, как жила, и столько, сколько мне отведено, – буду колоться до последнего. В компании сразу сказала, что ВИЧ-инфицирована, не хотела, чтобы кто-то из-за меня пострадал.

– В компании, где ты заразилась ВИЧ, ребята знали, что у кого-то из них вирус?

– Не знаю. Моя подруга посоветовала как-то мне: проверься, но не призналась, что больна. Среди наркоманов это норма – каждый за себя. 

– Почему всё же решила завязать с наркотиками? 

– Я много раз пыталась. У меня была длинная дорога. Мне потребовалось четыре года. Мама возила по платным докторам, клиникам, к психологам. Были периоды, когда долгое время не кололась, карьера начинала идти вверх. Но срывалась. Говорила себе: «Уколюсь один раз в воскресенье, расслаблюсь, а потом – на работу».  Себе находила оправдание: вот мой отец выпивает по выходным, а потом ведь хорошо работает. Но сначала один раз в неделю, потом два раза, а потом каждый день. Кто будет терпеть работника-наркомана – никто. Потому что наркоманам доверять нельзя, я это по себе знаю. Я такие вещи вытворяла, столько много плохого сделала.

Однажды ко мне пришли консультанты. По рукам, лицам поняла – бывшие наркоманы. Это в человеке остаётся. И в глазах у них такая жизнь, видно, повидали ребята многое. Тогда я решила попробовать завязать.

В 2011 году приехала на реабилитацию в Липецк. Нужно полностью менять своё окружение, иначе не остановиться. Пришла к доктору, а у меня иммунитет такой низкий, что он мне говорит: «Чудо, что ты ходишь. С такими анализами ты должна в реанимации лежать». Потом мне поставили туберкулёз. Начали лечить. И тут же поставили рак – онкомаркеры пришли положительные. В лёгких было затемнение. 

Доктор мне тогда честно сказал: «Ни химиотерапию, ни облучение ты не выдержишь, слишком низкий иммунитет. Так что живи сколько осталось». Мне тогда 32 года было. И я взмолилась: «Боже, дай мне ещё один шанс. Моя жизнь только началась». Через три месяца меня снова обследовали и сказали, что рака нет, наверное, был неправильно поставлен диагноз. Но я знала, ошибки не было, это – мой второй шанс.

– Как воспользовалась им?

– Открыла свою небольшую транспортную компанию, занимаюсь логистикой перевозок. Получаю образование. Раньше мне было не до учёбы. В центре «АнтиСПИД» в качестве равного консультанта помогаю ребятам, которые в проблеме, помогаю отказаться от наркотиков. В будущем хотела бы помогать семьям. По своей маме знаю, как тяжело родственникам наркоманов и ВИЧ-инфицированных.

– Родителям о ВИЧ сразу сказала?

– Маме – да. Отца мы решили пожалеть. Он не знает. И многие родственники не знают. Я даже не всем друзьям сказала. Общество ещё не готово к этому. Многие ничего не знают об этой болезни. Я и сама не знала, пока не заболела. Единственное, что я знала на тот момент про ВИЧ, – эта болезнь неизлечима. И мне было страшно.

– Что посоветуешь людям, которые узнают о своём диагнозе?

– Не паниковать. В липецком центре «АнтиСПИД» есть специальная команда, которая работает для тех, кто узнает о своей болезни: врачи, психологи, равные консультанты. В Липецке я начала меняться и стало меняться моё отношение к жизни, к себе, к болезни. Я благодарна команде врачей и психологов липецкого центра. Это те люди, которые взяли меня за руку и повели – мне это было необходимо. Они научили меня любить себя. Это очень важно – любить и беречь себя. Когда предлагают наркотики, просто подумай, чем это может закончиться именно для тебя. Тебе себя жалко? Тогда зачем портить жизнь…

– Жалеешь, что не узнала раньше, в 2000-м, что инфицирована?

– Я думала об этом. Не знаю. Не знаю, смогла бы я тогда бросить наркотики. Только когда дошла до какой-то точки невозврата, нашлись силы – у каждого свой путь. Да, это, к сожалению, произошло в моей жизни, но от этого я не перестану любить себя и жизнь.

– Какой рисуешь свою дальнейшую жизнь?

– Надеюсь, что у меня будет своя семья. Сейчас встречаюсь с молодым человеком. Мы дискордантная пара – он здоров. Он знает, что я инфицирована, для него это не проблема. Возможности медицины таковы, что я могу родить здорового ребёнка. Так что для меня жизнь только начинается. 

Беседовала Наталья ГОРЯЙНОВА

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных