Пт, 20 Сентября, 2019
Липецк: +18° $ 64.47 71.51
Пт, 20 Сентября, 2019
Липецк: +18° $ 64.47 71.51
Пт, 20 Сентября, 2019

Тёплая встреча

Евгения Ионова | 25.07.2016

Вот уже более ста пятидесяти лет 14 июля, день Космы и Дамиана (римских), – престольный праздник в лебедянском селе Тёплое. В этот день здесь состоялась встреча потомков последнего настоятеля местного храма Митрофана Романовского


ФОТО

Памятник любви

В Космодамиановской церкви, тёплой, только начинающей дышать после многодесятилетней комы, – немноголюдно. Зато в алтаре – яблоку негде упасть – батюшек и служек почти столько же, сколько прихожан. Снаружи видно, что реставрации подверглась пока только старая – 1841 года освящения – часть храма. В нынешнем году ей празднуется уже 175 лет. А стены возведённых в 1913 году колокольни и трапезной ещё ждут своего часа. Хотя звонница в «лесах» уже сегодня…

– Год начала строительства тёпловской святыни – 1836, – рассказывает прихожанин, кандидат исторических наук из Москвы, а летом – тёпловский дачник, Игорь Владимирович Лебедев. – Строили храм на местном материале – брали неподалёку глину и делали из неё кирпич. Потом это место заполнили водой – так появился ещё один сельский пруд. Поначалу церковь была небольшой и всё же вмещала не только своих жителей, но и жителей соседних деревень. И стояли на службе рядками: отдельно – тёпловские, следующий ряд – прихожане из Павелки, затем – из Двориков. Храм был примечателен тем, что его росписью занимался известный русский живописец Тимофей Мягков. Правда, при реставрации забелили все его фрески, как не сохранили и чудные акустические приспособления в полу алтаря… А ведь здесь молились перед совершенно уникальным образом святого князя-великомученика Михаила Черниговского, изображённого с колодкой на шее, – я такой иконографии больше не встречал нигде. А ещё были в храме интересные лики святого князя Александра и Варвары – любимицы местных прихожанок, которую Мягков писал, очевидно, с большой любовью. Дело в том, что в Тёплом некогда жили два помещика – Александр и Варвара Шиловские, вероятнее всего, они помогали крестьянскому сыну Тимофею Мягкову, не имеющему средств на образование, учиться в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Правда, расписывал храм Мягков уже во времена, когда его благодетельницы не было на свете. Поэтому по поводу возникновения образа Варвары на стенах тёпловского храма есть ещё одна история – личная. Тимофей Мягков любил местную красавицу Варвару Тюфякину. Узнав, что её выдают за сорокапятилетнего соседа-однодворца, молодой художник во всю мочь помчался в Тёплое – успел только к окончанию свадебного обряда, то есть опоздал. Его Варвара на стене храма предстояла в не совсем каноническом образе – со странной короной на голове и без потира (сосуда для богослужения. – Прим. авт.) в руке… Лет восемь назад началось восстановление церкви тогдашним настоятелем отцом Владиславом при поддержке местной общины. Мы с сыном собственноручно расчищали алтарь. Помогал восстанавливать храм и старейший московский монастырь – Богоявленский – в Китай-городе. Когда в самом начале реставрационных работ понадобились богослужебные книги, я обратился в столичный храм Троицы Живоначальной, что неподалёку от школы, где работаю. В нём служит правнук рязанского, вернее, касимовского, протоиерея Анатолия Авдеевича Правдолюбова – новопрославленного святого, отца троих сыновей-новомученников. Он также помогал при обустройстве нашей Космодамиановской церкви.

Идём крестным ходом вокруг храма. Знакомимся: из Москвы, из Москвы, из Подмосковья. Из москвичек, что приезжают в Тёплое на лето, – Марина Афанасьевна Макарова. Оказалось, что Тёплое – не только село, где полезно для здоровья проводить летние денёчки, это духовная родина Марины Афанасьевны, здесь отец Владислав (бывший настоятель) её крестил в стенах ещё только-только возрождающейся к жизни церкви.

– Исторически Россия была православной, со своими особенностями, добротой, милосердием. Ведь когда пришла революция, не все люди от Бога отказались, и по домам служили, отпевали, крестили, венчали – вера в народе-то сохранялась. Так что нельзя никого укорять, что здесь мало прихожан – кто есть, и тем спасибо. Любой машине, чтобы разогнаться, нужно время. Вот и возрождение веры происходит не мгновенно, а постепенно.

Александре Алексеевне Костыревой – восемьдесят. Она – из местных, тёпловских. Когда церковь закрывали, Александра только родилась. Из рассказов стариков помнит, что тот, кто сбрасывал колокола со звонницы, сам с колокольни насмерть и свалился. А из храма затем сделали зернохранилище.

– Я сюда на работу всю молодость проходила – лопатила здесь, – вздыхает баба Шура. – Церква много лет красивая стояла, в росписях. Мы, бывало, лопаты побросаем – сидим, молимся. И ведь не боялись никого! Быть может, за это сегодня и получила такую благодать… Тут такая история: когда церкву закрывали, с колокольни сбрасывали всё – и колокола, и иконы, и утварь всякую. А один наш мужичок сумел как-то сберечь большой образ Божьей Матери – Иверской. И вот – это всё при советской власти было – совсем нас жара и жажда замучила, ни капельки за долгое время с неба не упало, солнце весь урожай поспалило. Тогда мужик вынес икону, всё село перед ней помолилось – и дождь пошёл! О, какое чудо! А нынешний народ из церкви поуходил – я вот в воскресенье одна на службе стояла. И чего ждут?! Раньше село делилось на слободы – да они и остались, правда, только в народе – сейчас же кругом одни улицы. Так вот, была у нас Борьба, Кривка. Я жила на Самолазовской слободе, а неподалёку от нас – батюшка Романовский, которого ты ищешь. Только ни я, никто другой о нём и не помнит ничего.

– К сожалению, память о священниках Романовских из села ушла, – сокрушается настоятель храма Космы и Дамиана в селе Тёплое иерей Дмитрий Руснак. – Правда, и самих местных жителей немного, тем более того возраста, кто мог бы помнить священника, служившего здесь до 1937 года. Даже большинство тех, кто начинал возрождать храм, уже покинули наш мир. Мы хотим побыстрее восстановить колокольню, чтобы тёпловский звон был слышен по всей округе. Тогда, быть может, люди начнут охотнее возвращаться в лоно церкви. Хочется надеяться, что пример людей, которые пострадали здесь за веру, откроет сердца нынешних селян – в первую очередь молодых, – и они снова проложат дорогу к храму.

Древлехранители

То ли в назидание ныне живущим, то ли в благодарность героям былых времён, но в Тёплое стали возвращаться мученики за веру, погибшие или пострадавшие за Христа в первой половине прошедшего века. С недавнего времени стоит рядом с «праздником» икона местночтимой святой Александры, жительницы села, написано её житие, перед её образом молятся прихожане, её внуки.

Вернулось в Тёплое и имя последнего настоятеля Космодамиановского храма отца Митрофана Романовского. На престольный праздник села здесь высадился большой десант его потомков – стояли на службе, служили в алтаре.

После исповеди мой сосед вернулся весь в слезах. Никак не мог отдышаться.

– Это моё первое причастие в стенах родного храма спустя семьдесят восемь лет!

Знакомимся – Борис Владимирович Пономарёв, внук батюшки Митрофана Константиновича Романовского. В три годика его здесь причащал сам дедушка, и через столько лет – новое Причастие Святых Христовых Тайн!

– Я родился в 1934 году, дед был ещё жив, и мы к нему в гости приезжали, – рассказывает Борис Владимирович. – С тех пор у меня осталось три воспоминания: как мы с мальчишками бежим за самолётом, как я сижу за столом напротив дедушки Митрофана и разбиваю тарелочку из семейного сервиза, а бабушка ласково говорит: «Борюшка, не надо так делать», и как дед причащает – кто-то держит меня на руках, а он приближается ко мне весь в бороде и с ложечкой в руках. Это было лето тридцать седьмого года. Осенью мы вернулись в Москву, мама взяла в почтовом ящике письмо и заплакала: дедушки не стало… Потом я каждое лето ездил в гости только к бабушке Вале, и уже не в Тёплое, а в Лебедянь.

Летописец рода Романовских – ещё один внук Митрофана Константиновича и сын Тихона Митрофановича – Виктор Тихонович Романовский, радиоинженер, полковник милиции в отставке. Говорит, что начал активно собирать историю семьи после того, как познакомился с записками младшего брата отца Митрофана – Александра Константиновича. Как и старший брат, Александр окончил Тамбовскую семинарию, Казанскую духовную академию, но сан не принял, а остался преподавателем в родной семинарии, затем ушёл на «гражданку», стал учителем и дожил до глубокой старости, скончавшись в 1967 году в Свердловске (ныне Екатеринбург).

– Пращуром нашим, родоначальником династии был крестьянский сын Яков Чернов, он жил под Липецком в селе Ленино, а тогда – Романово (бывший город Романов-в-степи. – Прим. авт.). Однажды он пас скотину и по привычке пел, его услышал местный священник, подивился силе юношеского голоса и взял к себе в служки. Его карьера церковная была на загляденье: певчий, дьякон, священник и даже благочинный. Он почил в 1850 году, оставив после себя пять сыновей. Правда, они уже к тому времени носили фамилию Романовские. Очевидно, молодому батюшке фамилия Чернов казалась неподходящей, и он заменил её на более благозвучную – Романовский, по названию родного села Романово. Двое его отпрысков стали священниками – Алексей и Константин, Иван был псаломщиком в Крутых Хуторах, что на подъезде к Липецку, там же, где служил и отец, Афанасий духовного звания не носил, а о Николае мне ничего не известно. У нашего непосредственного прадеда Константина Яковлевича было также пятеро сыновей и ещё две дочери. Старший сын Константин – священник, умер в 1922 году, Вениамин дослужился до благочинного Лебедяни (его сын – Николай Вениаминович Романовский— хоровой дирижер и педагог, один из создателей ансамбля песни и пляски Балтийского флота, автор «Хорового словаря», сборника «Русский регент (легенды и были)», изданный в Лебедяни в 1991 году при помощи нынешнего благочинного Лебедянского церковного округа, настоятеля Казанского собора отца Игнатия. Похоронен у стен лебедянской Преображенской (кладбищенской) церкви. – Прим. авт.). Ещё один сын Константина Романовского, Евгений (в семье его звали дядя Геша), наследовал от отца сан дьякона в Сенцово, погиб после революции мученической смертью, его семью сослали в Караганду, где их следы и оборвались. Дед наш, Митрофан Константинович, после окончания в 1905 году семинарии, из которой его, кстати, выгоняли за революционную деятельность, сначала послужил в Липецке псаломщиком, а затем получил свой единственный на всю жизнь приход в селе Тёплое. Здесь родились все их с матушкой Валентиной Владимировной (в девичестве Добровой) девять детей – наши с братьями родители. Отсюда дедушку и забрали…

– Рассказывают, что отца Митрофана арестовали в августе 1937 года за проведение крестного хода, – подключается к разговору Сергей Александрович Дубинин – ещё один представитель рода Романовских, сын дочери Митрофана Константиновича Марии. – Дали ему десять лет с правом переписки. Только дед почему-то писем не писал… Зато однажды бабушка Валя получила послание от незнакомого человека, в котором говорилось: отца Митрофана больше нет…

Матушка собирала своего батюшку летом в дорогу, ещё не зная, что не увидит его уже никогда. Но, предчувствуя приближение осени, Валентина Владимировна положила в мешок мужа и тёплые ботинки с пальтецом. Рассказывают, что во время этапа похолодало, пошли проливные дожди, и отец Митрофан отдал ботинки и пальто шедшему рядом босому мужику. Сам же, естественно, простудился, слёг, а в бараках больные, не приносящие пользу государству «ЗеКа» были не нужны. И, как говорит Виктор Тихонович Романовский, ребята из НКВД страждущего быстро «вылечили» пулей определённого калибра в затылок…

– Бабушка Соня, дочь отца Митрофана, сыгравшая в моей жизни огромную роль, частенько рассказывала о своих детских годах, – делится воспоминаниями правнучка Митрофана Романовского Наталья Борисовна Пономарёва (Конюхова). – У них был хороший дом, хозяйство, выезд (то есть лошади), серебряные уздечки, посуда. После революции отобрали сначала корову, лошадей, затем серебро, а потом и семью из дома выгнали. Бабушка говорила только шёпотом и просила меня об услышанном молчать. Например, она рассказывала: «Сидим мы с сестрёнкой Надей на пригорочке, смотрим – папа идёт, если хромает, значит, били. А мы плачем. Но рады, что хоть домой идёт, живой!».

А били отца Митрофана именно в том самом месте, где потомки Романовских собрались за круглым столом – в стенах нынешнего культурного центра «Дом Игумнова». В двадцатые-тридцатые годы прошлого столетия здесь располагался лебедянский НКВД.

– Власти неоднократно предлагали отцу Митрофану даже не отрекаться от Бога, а просто уехать из Тёплого. Но батюшка был непреклонен: «Сюда меня поставил Господь, и не вам меня снимать»… Он прослужил в своём приходе двадцать восемь лет. И отдал жизнь за него, за веру, – вздыхает Наталья Борисовна. – Бабушка Соня вспоминала, что он был горячим священником, произносил пламенные проповеди, его в селе любили.

Супругой отца Митрофана стала представительница ещё одной крупной и старинной священнической династии Добровых – Валентина Владимировна. Её мама была дворянкой из рода Лукиных, а у Добровых духовное звание имели ещё предки-греки. Так что древо Романовских-Добровых стояло на очень крепких, цепких и духовных корнях. И пусть ствол с ветками и листьями безбожная власть постаралась извести, однако корень всё-таки дал новые ростки (прямо как с тополем Лермонтова, который спилили, а из корневища вместо одного выросло аж пять новых крепких стволов!). Сейчас династию продолжают священники Конюховы – протоиерей Павел и его сын Николай.

– Мы познакомились с моей супругой Натальей Пономарёвой, когда она была учительницей французского языка и начинающим поэтом-переводчиком, а я служил инженером, – расплетает нити семейного клубка отец Павел, священник столичной церкви Знамения Божией Матери. – Со временем я понял, что моё место в храме, забросил диссертацию, получил благословение у духовника семьи протоиерея Сергия Вишневского и сначала работал церковным сторожем, псаломщиком, а затем меня рукоположили в дьяконы, и вот в этом году исполняется двадцать лет моего священства. Так сложилось, что после репрессий и гибели многих Романовских, в том числе и Митрофана, никто в роду священником больше не стал. А меня Господь так вёл и соединил с матушкой Натальей, чтобы восставить родовую духовную ветвь. Так что наш сын Николай – прямой наследник Романовских. Младший сын Фёдор в этом году поступает в семинарию и, надеемся, продолжит и дальше нашу стезю. А дочь Вера, профессиональная певица, отказалась от светской карьеры, сейчас регентует в храме и на нынешней службе в Тёплом тоже пела на клиросе.

– Сколько себя помню – всегда сочиняла стихи, – говорит матушка Наталья. – Диктовала бабушке Соне, а она печатала их на стареньком «Континентале». Едва выучила французский язык, взялась за переводы. Поэзия стала делом моей жизни. Получив благословение духовного отца митрофорного протоиерея Сергия Вишневского, пишу некоторые стихи от его имени. Моими учителями и вдохновителями стали поэты Игорь Леонидович Волгин и Александр Михайлович Ревич. Я выросла в любви, источником которой была моя мама, Вера Дмитриевна Пономарёва. Мне исполнилось двадцать лет, когда мамы не стало, ещё двадцать лет прошло, пока я научилась жить без неё: вышла замуж, родила пятерых детей, муж стал священником, затем сын. Суть жизни и поэзии для меня – это жертвенная, христианская любовь, какая была у моей мамы…

– Богатыри – не мы. Это я сегодня понял в храме, где многие годы служил мой прапрадед, на земле, которую он так жертвенно окормлял, – говорит священник храма Живоначальной Троицы у Салтыкова моста, что в Москве, иерей Николай Конюхов. – Мне говорили, что я похож на отца Митрофана, но только в алтаре тёпловской церкви мне удалось ощутить всё то, что есть во мне от предков! Мне хочется поблагодарить всех, кто устроил нам такой щедрый и тёплый приём: жителей села, прихожан, священство Лебедяни, настоятеля храма Космы и Дамиана иерея Дмитрия, сотрудницу комиссии по канонизации святых Липецкой митрополии Антонину Ивановну Чеснокову, собравшую большой материал о моём прапрадеде. И поклониться всем патриотам нашей земли – бывшим и ныне здравствующим – за любовь…


Не поскупитесь помочь возродиться замечательному храму бессребреников Космы и Дамиана!


Реквизиты

ПРИХОД КОСМОДАМИАНОВСКОГО ХРАМА с.Теплое

ИНН 4811012237

Расчётный счёт № 40703810635150000124

Наименование Банка: Липецкое ОСБ № 8593

БИК 044206604

Корсчёт 30101810800000000604

Фото Ольги Беляковой

Фото Ольги Беляковой

Фото Ольги Беляковой
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных